Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизме

Борьба за смерть патриархального мира вытеснили борьбу за эмансипацию женщин и равноправие. Чего на самом деле хотят современные феминистки?

Эволюция феминизма

Условное деление феминистического движения состоит из трех этапов. Первый этап стартовал во второй половине XIX века, тогда впервые активистки объединились в борьбе с неравенством между мужчинами и женщинами. Феминистки первой волны претендовали на реформы в сферах политики, права и образования.

Вторую инициативу развернули феминистки в конце 60-х годов XX века. Активистки восстали против общественного устройства: их не устроило то, как мужские и женские опыты организованы социально.

Дискриминация женских прав, последствия патриархального порядка, эксплуатация женского тела в рекламе, клеймирование и порабощение бытового женского труда — висели на повестке дня. Активизация движения совпала с последствиями студенческой и сексуальной революций 1968 года. Тогда же началась интенсивная работа над фем. теорией и фем. словарем.

В период второй волны сформировался радикальный феминизм, в рамках которого развернулся дискурс о ранее запретных темах (сексуальном домогательстве, домашнем насилии, женском сексуальном удовольствии).

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @rbkgames.com

Результаты феминизма второй волны сыграли злую шутку с представительницами грид-герлз. Девушек лишили работы.

В 2018 году в “Фомуле-1” разгорелся скандал: под давлением радикального феминизма боссы отказались от приглашения грид-герлз на Гран-при и все гонки поддержки. Традиционное сопровождение отменили по причине противоречия социальным нормам.

Возмущенные экс-сотрудницы восстали против феминисток: «они точно борются за права женщин?» — возмущалась одна из представительниц грид-герлз Оливия Роуз Хайвард.

По сообщениям СМИ сопроводительниц спорт-шоу смутило отношение к их деятельности: девушки уверяют, что их работа им нравится, а откровенные наряды — лишь часть развлекательного контента и рабочей формы. А подобная «защита» со стороны феминисток нанесла им ущерб. 

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @vespa

Третья волна феминизма зародилась в 90-х годах XX века. Этот новый виток в понимании гендерного неравенства связан с переосмыслением восприятия женщин и мужчин в качестве некоей однородной группы, разделяющей сходные переживания и сходные интересы. Основным ориентиром современных феминисток стало антисексисткое мировоззрение.

Ориентиры второй волны трансформировались в рамках современного феминизма: теперь феминистки самовольно выходят на центральные площади городов топлес. Например, в Буэнос-Айресе феминистки устроили массовый протест без одежды.

Более ста женщин разделись в знак несогласия с насилием. У входа в резиденцию президента активистки устроили целый спектакль: классическая музыка, имитация груды голых тел, сопровождающиеся рассказом о случаях насилия в Аргентине.

К слову, нагие акции также проходили в Брюсселе, Лондоне и Санкт-Петербурге. 

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизме

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @life

Симптомы современного феминизма

Третья волна феминизма расширила спектр проблематики: помимо борьбы за права женщин, феминизм взялся за борьбу прав ЛГБТ-сообщества, расового равенства, свободу вероисповедания и прав трудящихся, а также затронул реформы иммиграционного режима.

Одним из ярких примеров послужила акция «Марш женщин», прошедшая в 2017 на следующий день после инаугурации Трампа в Вашингтоне и других городах США. Активистки движения бастовали против сексистских высказываний президента, а также выдвинули ряд инициатив феминистической повестки дня.

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @livejournal

Как известно, 2018 год был назван годом сопротивления и протеста женщин. Этому способствовала развернувшаяся в том году кампания против сексуального насилия с хэштегом #MeToo, а также митинги за равноправие в Нигерии после нападений боевиков радикальной исламской группировки «Боко Харам».

В 2019 году критическая ситуация продолжает набирать обороты: в январе миллионы жительниц штата Керала на юге Индии выстроились в единую живую линию длиной 620 километров, требуя гендерного равенства. В акции приняли участие около 3 миллионов женщин, что считается самым большим женским собранием в мире.

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @ria.ru

Антисексистская волна готова похоронить патриархат

Третья волна феминизма настроена решительно: активистки занялись коренной трансформацией общественного сознания.

Феминизм современности стремится изжить в бытовой жизни и в общественном мнении проявления сексизма, под которым дискриминация женщин предполагается лишь только потому, что они женщины.

Фем-компания под заглавием «антисексизм» протестует против системы идеологий и практик, поддерживающих патриархат, а также борется с традиционными сексистскими анекдотами, стереотипами, литературой и фоторекламой.

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеДо/после феминизма
Источник: @bigpicture.ru

То, что с уверенностью поддерживают феминистки, так это формирование идентичного внешнего вида. Отрекаясь от салонов красоты, феминистки начинают эпатировать публику. Цветные волосы и короткие прически, мешковатые, а, порой, и мужские вещи приходят на замену женскому стилю.

Размыть грань между мужским и женским помогают пирсинги, тату, позы на фото, лишний вес, а также демонстрация своей естественности в виде небритых ног и подмышек. Феминистки кричат своим видом: мы готовы к переменам.

Однако оптимисткам не стоит забывать, что не все перемены к лучшему. 

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеДо/после феминизма
Источник: @bigpicture.ru

Революционный настрой феминисток преобразовался в радикальный лозунг: патриархальный мир должен быть истреблен.

Свои амбиции современные феминистки реализуют посредством акций против антиабортных инициатив, сексуальных домогательств, насилия в отношении женщин и детей, против неравенства в оплате труда, против сексуальной объективации, несправедливого разделения домашних обязанностей и т.п. Неофеминистки намерены лишить мужчин права считать устройство мира патриархальным, а тех, кто вызывает у них опасность — готовы кастрировать вовсе.

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @netology.ru

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеИсточник: @sostav.ru

Идея неофеминизма — будущее без гендера

Отказ квир-феминизма от понятия «пол» размывает само понятие «женщина», а значит, и уводит от конечной цели феминизма. Современные активистки выступают за нейтрализацию или же полное истребление гендера.

Феминистки убеждены, что женщины и мужчины – это лишь социальные конструкты, которые могут трансформироваться.

Разделение на биологический (“sex”) и ментальный (“gender”) пол позволяет избежать природной идентичности и перестать быть объектом угнетения.

  • До/после феминизма
    Источник:@bigpicture.ru
  • До/после феминизма
    Источник: @bigpicture.ru
  • До/после феминизма
    Источник:@bigpicture.ru

Новая глобальная координата третьей волны — размытие полового различия — нацелена на конституирование пост-гендерного человечества. Однако некоторые эксперты считают эту идею утопичной, так как люди не готовы принять отсутствие врожденной данности и стабильного мира.

Каковы последствия?

Феминизм несет в себе открытый посыл к атомизации общества. Например, крайние формы американского феминизма провозгласили своей доктриной разрушение семьи, борьбу с традиционными гетеросексуальными половыми отношениями, пропаганду биологического превосходства женщин и ненависть к мужчинам.

Источник: @livejournal.com

Таким образом, третья волна феминизма, выступающая за истребление биологического естества, настраивает против себя армию недоброжелателей: по своей теории феминизм враждебен традиционной культуре, духовным и религиозным Традициям (христианству, исламу и буддизму). Однако всё не так плохо, ведь в организации массовых мероприятий и креативе им точно нет равных. 

  1. Анастасия Сороковская
  2. Редактор: Ольга Шарова
  3. @sostav.ru

Радикальный феминизм: тупик эволюции

Каким же образом движение за равенство полов могло превратиться в свою полную противоположность? Суфражистки конца XIX–начала ХХ века боролись за социальное и политическое равноправие женщин и мужчин, в первую очередь – за право участвовать в выборах.

Надо сказать, что параллельно с женским движением за равноправие развивалось и движение женщин-работниц, выступавших за социалистические преобразования в обществе.

Александра Коллонтай очень ёмко описала разницу между ними и буржуазными борцами за уравнение:«Чего добиваются феминистки? Тех преимуществ, той власти, тех прав в капиталистическом обществе, какими сейчас обладают их мужья, отцы и братья.

 Чего добиваются работницы? Уничтожения всяких преимуществ по рождению или богатству. Работнице всё равно, кому дана эта власть «хозяина»: мужчине ли, женщине ли. Вместе со всем своим классом может она облегчить своё положение труженицы».

1917 год стал большим прорывом в действительном освобождения женщины в России. Декреты Революции наконец освободили женщин от таких пережитков феодализма как неравноправие супругов и дискриминация незаконнорождённых детей.

Вот что писал об этом Ленин: «Мы не оставили в подлинном смысле слова камня на камне из тех подлых законов о неравноправии женщины, о стеснениях развода, о гнусных формальностях, его обставляющих, о непризнании внебрачных детей, о розыске их отцов и т.п.

Читайте также:  Лучшие свадебные видеографы: топ-10

,  –  законов, остатки которых многочисленны во всех цивилизованных странах к позору буржуазии и капитализма… Но чем чище очистили мы почву от хлама старых, буржуазных, законов и учреждений, тем яснее стало для нас, что это только очистка земли для постройки, но ещё не самая постройка».

Именно в Советской России, впервые в мире, женщина стала министром. Именно в Советской России начала проводиться политика перестройки мелкого домашнего хозяйства в крупное социалистическое – например, развитие широкой сети учреждений общепита, призванных ударить по «кухонному рабству».

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизме

Екатерина Фурцева. Министр культуры СССР.

Буржуазные феминистки примерно в это же время добились всеобщего избирательного права, на чём и закончилась т.н. «первая волна» этого движения. Вторая волна феминизма началась в середине XX века и продолжается и поныне (параллельно с волной третьей).

Основными целями современного либерального феминизма является расширение уже достигнутого равноправия в рамках капиталистической системы, увеличение количества женщин-чиновников, уничтожение «стеклянного потолка» в корпорациях и т.п.

Конечно, остаются и побочные цели, вроде борьбы с домашним насилием, права на аборт, равной оплаты за труд. Но это скорее напоминает популизм, призванный придать движению толику демократичности.

В целом же, либеральный феминизм представляет интересы женщин из высших слоёв общества, расширяя именно их права, а вовсе не интересы всех женщин.

  • Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизме
  • Радикальный феминизм, являющийся, собственно, основной темой данной статьи, также входит во вторую волну феминизма.
  • Сам по себе он распространён, в основном, в достаточно благополучных странах и среди представительниц «среднего класса», не испытывающих на себе всех прелестей экономического угнетения.

«Радфем» происходит от либерального феминизма. Однако, если первый борется за «равноправие» женщин внутри капиталистического общества (по сути, просто сглаживая межклассовые противоречия), то второй выступает за слом этого самого общества, правда, несколько своеобразный. «В буржуазной республике (т.е.

где есть частная собственность на землю, фабрики, заводы, акции и проч.), хотя бы это была самая демократическая республика, положение женщины нигде в мире, ни в одной самой передовой стране не стало вполне равноправным», писал в 1919 году Владимир Ленин.

С тех пор, конечно, многое изменилось, но суть осталась прежней — несмотря на множество подвижек, произошедших благодаря действиям борцов за равноправие. Радикальные феминистки, осознавая это, решили добиться полного равноправия.

Но вместо того, чтобы вместе с другими угнетёнными бороться с причиной неравенства, с капитализмом, они стали бороться с его последствиями.

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизме

«Радфем» ставит во главу угла угнетение не по классовому, а по половому признаку. Абсолютным же злом объявляется патриархат (собственно, общественный строй, который и надо сломать). Гендерное угнетение представительницы «Радфема» рассматривают как основное для всех женщин.

Чем-то «Радфем» напоминает национализм – в нём также провозглашается внеклассовая общность, объединяющая людей –  только не по национальному, а по половому признаку.

Следуя такой логике, у женщины, трудящейся на заводе, и у женщины-директора этого самого завода общие интересы, и они испытывают одинаковое угнетение – со стороны патриархата, а, скажем, женщина-гастарбайтер, в первую очередь, испытывает угнетение именно как женщина, а не как представитель национального меньшинства или трудящийся.

Двойная мораль феминизма: равенство или привилегии?

За свое избирательное право мужчины платили высокую цену, свои гражданские права от государства они получали через взаимное обязательство военного призыва при необходимости. Спекулируя на теме неравенства, следует помнить, что равенство полов принесёт пользу не во всех сферах.

Радикализация феминизма

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеСимвол феминистского движения — сжатый кулак (символ борьбы и сопротивления), заключённый в зеркало Венеры (символ женщины). Лиловый цвет фона — традиционный цвет феминизма ru.wikipedia.org

Радикальный феминизм заявляет о повсеместности мужской власти во всех видах отношений между полами, а общество рассматривает как тиранический патриархат. Радикальный феминизм — антагонист традиционной семьи и половых ролей. Некоторые его адепты заявляют, что гетеросексуальность способствует сохранению патриархата, и выступают за лесбийский сепаратизм.

Зачастую радфем олицетворяет обратный сексизм и дискриминацию. Мизандрия — дискриминации по признаку пола, где дискриминируются мужчины, частое явление со стороны радикальных феминисток.

Многие считают, что мужчины биологически ниже женщин, грезят о некой женщине-сверхчеловеке. Двойная мораль повсеместна: стигматизация одних социальных групп или взглядов допустима, других — табуирована.

Лицемерие и эгоизм движения проявляется и в крайне негативном отношении основной массы феминисток к маскулизму — движению, противодействующему ущемлению прав мужчин, поднимающему проблемы отцов-одиночек и родительских прав, в вопросах которых почти всегда закон на стороне женщин.

Двойная мораль

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеДвойная мораль позволяет оправдывать радикальные заявления со стороны феминисток, но находить дискриминацию в более безобидных заявлениях оппонентов Depositphotos

Летом 2018 года на Любовь Калугину из Омска было заведено уголовное дело за разжигание ненависти к мужчинам. Она вела две феминистские группы «ВКонтакте» с постами о том, что «мужлу» следует «сдохнуть от рака простаты» и с новогодними пожеланиями о «мире без мужчин». Когда завели дело, сторонницы равноправия начали кампанию в ее защиту. Двойная мораль позволяет оправдывать откровенно радикальные заявления со стороны феминисток, при этом находить дискриминацию, hate speech и «токсичность» в более безобидных заявлениях своих оппонентов.

Лакмусовой бумагой для либерального двуличия был забавный случай, когда трое ученых писали фейковые научные статьи на тему феминизма, бодипозитива, критики маскулинности и человеческих реакций на изнасилования собак в местах выгула, что вылилось в громкий скандал.

Была опубликована статья «Наша борьба — моя борьба», которая являлась отредактированной «феминистской» версией главы из книги печально известного австрийского художника.

Авторы доказали вопиющую ангажированность ученых и изданий в таких трендовых вопросах, как расизм, гендер, бодипозитив и социальная несправедливость, когда они рассматриваются с позиций, сочувствующих «угнетенному меньшинству».

Колонка Алексея Белякова: о равноправии, взаимных обязательствах и бушующем феминизмеЗаведение, в которое не пускают мужчин, основательницы сексистским не считают Depositphotos

В Австралии существует кофейня Handsome Her с «налогом на мужчин». Мужчины платят на 18% больше, якобы компенсируя разрыв в оплате труда, плюс у женщин в кафе есть приоритет при рассадке. И феминистское сообщество ничего зазорного в этом не видит!

В феврале 2019 г. в Санкт-Петербурге открылась кофейня «Симона». Заведение, в которое не пускают мужчин, основательницы сексистским не считают, по их мнению, не существует обратного сексизма, т.к. мужчины являются доминирующей группой. Это двойные стандарты, где одним можно, а другим нельзя, а сексизм направлен лишь в одну сторону.

Это не борьба за равенство, а борьба за привилегии.

Нет гендера — нет неравенства

«Лучше быть плохой феминисткой, чем никакой»: почему равноправие касается всех

29 сентября в Москве прошел первый саммит о гендерном равенстве в бизнесе, политике и обществе Forbes Woman Day. Одна из сессий форума называлась «Сложные вопросы о феминизме для простой жизни».

Участники говорили о тех, кто прокладывает дорогу равноправию, о провальных попытках поддержать женщин (и об уроках, которые из этих провалов можно извлечь) и о том, почему феминизм — синоним здравого смысла.

Читайте также:  Шуточная викторина для детей с ответами

Дискуссию модерировал журналист Григорий Туманов. Участники:

Ирина Изотова — основательница фестиваля о гендерной грамотности Moscow FemFest;

unsudden·Instagram

Настя Красильникова — журналист, фем-активистка, авторка Telegram-каналов «Вашу мать» и «Дочь разбойника»;

Лёля Нордик — экофеминистка, активистка, художница, соорганизаторка акции «Не виновата» в поддержку переживших домашнее насилие;

Дарья Серенко — политическая и феминистская активистка, художница, писательница, соосновательница проекта «Фемдача»;

juliataratuta·Instagram

Юлия Таратута — главный редактор издания Wonderzine;

Марина Ментусова — феминистка, основательница проектов «День Независимости. Альтернативное 8 марта» и keks-prosvet.ru, соосновательница движения «Женщины в белом»;

Кирилл Мартынов — кандидат философских наук, редактор отдела политики «Новой газеты», сооснователь Свободного университета, специалист по политической философии.

О тех, чьи голоса не слышны

Лёля Нордик: Подобные мероприятия, ориентированные на широкую аудиторию, не были бы возможны без работы низовых феминистских движений и активисток, которые в течение многих лет пробивали железобетонную стену стереотипов и обесценивания женского вопроса.

На этом форуме представлены многие влиятельные, привилегированные женщины и, возможно, недостаточно представлены те, кто не имеет таких ресурсов, такого доступа к возможностям. У политических активисток, у тех женщин, которые занимаются небезопасной социальной работой и активизмом, далеко не всегда есть платформа для высказываний.

Мне бы хотелось, чтобы в будущем в их репрезентации был достигнут баланс. 

Дарья Серенко: Здесь не так много зрителей, как на параллельной сессии, где выступает, например, Татьяна Бакальчук. Она входит в список богатейших предпринимателей, но я сейчас думаю о тех женщинах, которые работают в ее компании и подвергались трудовой дискриминации. 

Политические активистки подвергаются преследованиям, полицейскому насилию, сейчас в нашей стране много женщин-политзаключенных. А красивые, приятные мероприятия проходят без их участия, без дискуссий о политике.

Я бы хотела, чтобы на этих дискуссиях уважаемые владелицы корпораций не только учили нас, как бороться за гендерное равенство, репрезентацию и так далее, но и сами бы учились, например, тому, как не дискриминировать сотрудниц на низовых позициях, как обеспечивать равные права в своих корпорациях. 

О «корпоративном» феминизме

Юлия Таратута: Может ли идеологически правая площадка рассуждать о феминизме? Нужно ли помещать на глянцевые обложки активистские идеи? Если ты за все хорошее и против всего плохого, не является ли это способом ухода от налогов и способом понравиться аудитории? Наша редакция путем проб и ошибок пришла к выводу, что активизм, даже в каком-то смысле притворный, лучше, чем его отсутствие. Наличие дискуссии лучше, чем отсутствие разговора как такового. Если кто-то притворяется лучшим, он в какой-то момент становится лучше. 

Меня за последнее время пригласили на несколько конференций с абсолютно «правым» образом мыслей, но почему-то крупным бизнесам стало прикольно про это говорить. Я считаю, что это позитивно. Даже если выбирать какие-то удобные темы — pay gap, стеклянный потолок, харассмент, — это уже неплохо.

Марина Ментусова: Лучше быть плохой феминисткой, чем никакой. Я даже с «клятыми корпорациями» люблю сотрудничать и верю, что они могут принести больше пользы, чем вреда, что их нужно делать союзникам. У нас есть цели.

Какими инструментами мы будем их добиваться? Конечно, хотелось бы, чтобы максимально прозрачными и этичными.

Но если мы можем свои задачи решить в том числе благодаря корпорациям, благодаря селебрити, — давайте их привлекать на свою сторону, завоевывать больше сторонников и сторонниц.

Дарья Серенко: Я хочу напомнить про кейс «ВкусВилла» (рекламную кампанию с участием ЛГБТ-семьи: вскоре после публикации ролик был удален, компания принесла за него извинения, а героини ролика столкнулись с травлей и были вынуждены уехать из страны. — Forbes Woman).

Я думаю, очень долго всем [в компании] пришлось обивать пороги, чтобы этот кейс состоялся. А потом из-за него семья была вынуждена эмигрировать. Поэтому компаниям стоит быть очень аккуратными и консультироваться с активистками в тот момент, когда они реализуют социальную повестку.

Лёля Нордик: Совершать ошибки — нормально: никто из нас не рождается идеальными феминистками с правильным представлением о социальной справедливости. Нас этому не учат в школе, по крайней мере, в России. Люди проходят долгий путь от «я не такая, как все эти феминистки».

Я против того, чтобы кэнселить всех, кто оступился и свернул куда-то не туда. Но нужно делать работу над этими ошибками.

Если вы действительно разделяете все эти ценности, то важно реагировать на фидбэк и давать прозрачный ответ: да, мы могли сделать что-то не так, но мы готовы меняться к лучшему. 

О позиции «против феминизма»   

Настя Красильникова: У меня есть Telegram-канал «Дочь разбойника», и там я анализирую женоненавистнические тексты в современных российских медиа и рекламе. На прошлой неделе в Санкт-Петербурге произошло очередное убийство. Муж убил жену.

Он нанес ей 10 ножевых ранений, а потом, когда она была еще жива, выбросил ее с балкона. Девушку эту звали Александра Мурсалова, она была секс-блогером.

В какой-то момент она стала довольно популярна и начала зарабатывать, как подчеркивают разнообразные российские медиа, гораздо больше своего мужа. 

Как об этом пишут СМИ? Сайт НТВ сообщил, что Александра специально провоцировала мужа смелыми публикациями в сети, таким образом подводя читателей к тому, что она напросилась на то, чтобы муж ее убил.

Сайт петербургского «Пятого канала» пригласил в качестве экспертки тренера по отношениям Юлию Печерскую, которая сказала буквально следующее: «Нас с детства учат: кто платит, тот и музыку заказывает.

Когда женщина в паре начинает зарабатывать больше, она считает себя вправе быть более главным в отношениях. Женщина совершает ошибку, пытаясь менять внутри отношений форму доминации. И странно, что убитая, будучи сексологом, могла попасть в эту историю.

Это очень грустно, она должна была такие вещи знать». По этим новостям мы видим, что наши коллеги ненавидят женщин. [Они считают, что] девушка, у которой осталось двое детей, виновата в том, что зарабатывала больше, чем муж, и из-за этого он ее убил.

Я считаю, что можно не называть себя феминисткой, но важно признать, что женоненавистничество, которым пропитано все вокруг, — это ужасно. 

Юлия Таратута: Я недавно читала интервью какого-то известного режиссера. Он спрашивал, почему все влюбились в феминизм, ведь в сегодняшнем обществе нужно защищать не женщин, а мужчин, потому что никто не думает о том, как им тяжело приходится, особенно когда они неконвенциональные.

Но только феминизм и интересуется этим вопросом! Другого места, в котором кого-то интересовали бы социальные роли, вопросы власти и иерархий, конвенциональности, неконвенциональности, просто нет. Именно феминистские ресурсы поднимают вопросы о несоразмерности нагрузок [мужчин и женщин], функций, ролей.

Мы говорим о том, что важно для всех. 

Мужчины боятся почувствовать вину, и начинается слепое отторжение феминизма

Кирилл Мартынов: Если какой-то мужчина заявляет, что он про-феминист, это ровным счетом ничего не говорит о том, хороший ли он человек, — он может быть полным мерзавцем, подонком, идиотом.

Но если мужчина этого не заявляет, то это совсем какой-то абсолютный ноль, абсолютная бесчувственность, неготовность чисто номинально соответствовать какому-то здравому смыслу. Говорить, что ты не феминист или не про-феминист, — все равно, что говорить, что ты сторонник крепостного права.

Что мир, в котором одни люди эксплуатируют других, не дают им развиваться и жить так, как те хотят, — нормальный.

Я удивлен, насколько маленькую роль тема гендерного равенства играет в российской демократической повестке до сих пор. Множество активисток и множество ребят поняли, что гендер — достаточно фундаментальная вещь и что довольно трудно бороться с политической диктатурой, если ты занимаешься харассментом на работе.

Читайте также:  Жизель Бундхен и Том Брэди: 10 лет со дня свадьбы

К сожалению, до более широкого круга прогрессивно мыслящих представителей среднего класса эта мысль все еще не доходит. Они могут быть оппозиционерами, но при этом не видят никакой гендерной перспективы и либо позитивно, либо нейтрально относятся к патриархальным практикам.

Мне кажется, стоит более интенсивно говорить о том, какую большую роль дискуссия про гендерное неравенство играет в большой политике.

Ирина Изотова: Мы все застреваем в своих пузырях, в своих социальных кругах. Я часто слышу от женщин: «Я не подвергалась насилию», «Я не сталкивалась с сексизмом». Это прекрасно.

Но нельзя отрицать существование проблем. Если не хотите участвовать в чем-то, реально что-то делать, то хотя бы не мешайте.

Это обращение в том числе и к женщинам, которые не особо ассоциируют себя с фем-повесткой. 

О мужчинах-союзниках

Кирилл Мартынов: Я много рефлексирую о гендерном равенстве, о своей собственной жизни, о своих собственных отношениях.

И прихожу к выводу, что во многих ситуациях самое простое, естественное, ленивое и безопасное для окружающих, что ты можешь сделать, — это сыграть роль этакого патриархального мужика.

Упыри, которые считают, что если женщина зарабатывает больше, чем мужчина, то это повод убить, — они существуют в определенной культуре, и эта культура на нас всех оказывает огромное давление, несмотря на все попытки ее преодолеть. 

Многие мужчины, кажется, боятся, что феминистки отнимут у них их образ жизни. В этой логике мир представляет из себя пирог, который мы делим. Условно говоря, до феминизма 90% пирога принадлежала мужчинам, а всё остальное делили между собой домохозяйки. Если пирог будет поделен иначе, у мужчин будет всего меньше.

Это в теории игр называется игрой с нулевой суммой: кто-то всегда выигрывает, а кто-то проигрывает. Но не все игры так устроены, и я надеюсь, что в той социальной игре, в которую мы играем, могут выигрывать многие люди, многие движения.

И если женщины станут счастливее и свободнее, от этого выиграют мужчины, потому что общество в целом станет и счастливее, и богаче.

Лёля Нордик: Главная ошибка, которую совершают мужчины, считающие себя союзниками феминистского движения, — они начинают учить женщин «правильному» феминизму. Или начинают критиковать фем-активисток за «неправильный» фем-активизм.

Но самая первостепенная задача мужчин-союзников заключается в том, чтобы вести диалог с другими мужчинами, теми, кто проявляет харассмент, шутит сексистские шутки, нарушает трудовые права женщин в своих компаниях.

Поскольку в нашем патриархальном обществе мужчины скорее прислушаются к другому мужчине. 

Вторая часть работы — помогать женщинам с ресурсами, давать им платформу. Не выходить на первый план, а помогать настраивать социальный лифт, который позволит женщинам, у которых нет достаточных ресурсов, получить какие-то возможности. 

Модератор дискуссии — журналист Григорий Туманов

Настя Красильникова: Чем мужчины могут помочь фем-активисткам? Вот мой муж сегодня будет укладывать нашего сына спать. А перед этим он приготовит ему обед и ужин. Еще я попросила его помыть пол, а утром он по собственной инициативе помыл посуду.

Мне кажется, что это очень важный уровень взаимодействия мужчин и женщин. Потому что когда изо дня в день женщина приходит домой, и на ней после рабочего дня еще четыре часа домашнего труда, это невыносимо.

Невозможно заниматься никакой борьбой, никакой работой и вообще быть здоровым, полноценным человеком, если на тебе несколько рабочих смен. 

Ира Изотова: Я не согласна с тезисом, что мужчины, которые не называются про-феминистами, — плохие люди. Они могут просто не понимать, что это такое, не касаться этой темы никогда в своей жизни, но краем уха слышать какие-то стереотипы.

Я заметила, что люди не хотят изучать эту тему потому, что мешает не интеллектуальный барьер, а эмоциональный. Мужчины боятся почувствовать вину, и начинается слепое отторжение феминизма.

Проработать этот момент можно только через тщательное изучение темы.

Дарья Серенко: Мне кажется, чтобы быть союзником или союзницей в любых движениях за равные права, можно просто взять за правило спрашивать, задавать вопросы: как я могу помочь? чем я могу быть полезен или полезна? чего не хватает в данном контексте? что я могу добавить? Как я могу использовать свой ресурс или свою платформу? Для этого не нужно читать учебники по гендерным исследованиям, достаточно элементарной эмпатии. Мне кажется, что иногда это даже более конструктивная стартовая позиция, чем какие-то интеллектуальные конструкции.

Большевики и феминизм: не союзники, а враги

30 лет назад идеологи перестройки начали процесс развала страны с создания и распространения массы мифов и небылиц о советском периоде нашей истории и о людях, создававших советское государство. Одним из самых популярных мифов стали россказни о том, что советская власть якобы поддерживали феминизм и старательно разрушала институт семьи. О том, что советская власть даже в первые годы своего существования поддерживала, а не разрушала семью, мы уже говорили. В этой заметке остановимся на развенчании мифа о любви большевиков к феминизму.

Отношение большевиков к феминизму было резко отрицательным и оно явно было выражено уже в 1913 году.

17 февраля 1913 года в Петербурге прошел грандиозный митинг работниц, на котором коммунистка, соратница Владимира Ленина Прасковья Куделли ( в будущем член редколлегии журналов «Работница», «Работница и крестьянка», т.е.

крупный идеолог женского пролетарского движения) выступила с речью, в которой, в частности, призывала работниц дистанцироваться от женских феминистских движений.

По результатам ее выступления была принята резолюция о том, что «работница отмежевывает себя от феминисток и признает единую революционную борьбу рабочего класса, победа которой даст ей всеобщее избирательное право и полное равноправие» (см. фото журнала “Работница и крестьянка” за 1922 год).

Журнал «Работница» за 1918 год давал любопытное определение феминизму «Феминистки — женщины буржуазного класса, борющиеся за свое равноправие с мужчинами в пределах капиталистического общества». Отметим, что феминистки определялись именно как женщины буржуазного, то есть враждебного, класса.

Чуждой революционному движению называли идеологию существовавшей тогда феминисткой «Лиги равноправия женщин» ключевые фигуры женского пролетарского движения: Александра Коллонтай, Клара Цеткин, Вера Слуцкая и многие другие.

Почему же советская власть так яростно боролась с феминизмом? Движение за равные права для женщин в Советской России принципиально отличалось от феминизма. Действительно, о проблемах женского равноправия и об освобождении «от кухонного рабства» в то время говорилось много.

Однако в советских призывах к раскрепощению женщины мы не найдем ничего феминистического — ни идей разрушения брака, ни агитации за распущенность. Не обнаружим и никакого противопоставления женщин и мужчин.

Приведем еще одну цитату, которая хорошо покажет, чего именно хотели советские борцы за равноправие от “буржуазных” феминисток. Журнал «Работница» довольно много и резко критиковал дореволюционное феминистского движение «Лига равноправия женщин». В декабрьском номере 1918 года рассказывается о Первой женской конференции, состоявшейся в 1917 году.

Ссылка на основную публикацию