Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

С уходом Карла Лагерфельда осиротел не один модный дом и даже не два, а целых три. И это тот случай, когда слово «осиротел» не выглядит преувеличением: если речь заходит о Лагерфельде, любые громкие слова, учитывая масштаб влияния дизайнера, оказываются удивительно подходящими.

В доме Chanel он проработал 36 лет. В Fendi и вовсе больше полувека. Неудивительно, что за это время мы так свыклись с их видением глазами Карла Лагерфельда, что любое другое представить себе было сложно.

Как бы кощунственно это ни звучало, дом Chanel у многих ассоциировался в первую очередь с Лагерфельдом, а не с его основательницей Габриэль Шанель. Хотя Карл, конечно, бережно относился к наследию Коко, каждый сезон напоминая о какой-то из глав ее биографии.

Вспомнить хотя бы показ Chanel Métiers d'Art 2014 года: он прошел в Зальцбурге — городе, в котором, по легенде, мадемуазель Шанель придумала знаменитый твидовый жакет.

Неожиданной музой дизайнера стал лифтер местного отеля, на котором она увидела похожий пиджак с контрастной окантовкой.

Локация другого шоу — Даллас — тоже была выбрана неслучайно. Карл решил напомнить всем, как совладелец далласского универмага Neiman Marcus помог Шанель вернуться в мир моды после опалы. Вспомнили бы мы эти моменты из истории дома, если бы о них не рассказывал Лагерфельд? Разве что самые пытливые из нас.

К судьбе Chanel было больше всего вопросов. Даже несмотря на то, что имя нового креативного директора объявили сразу в день смерти предыдущего. Слишком устоявшейся была связь между этим домом и Карлом Лагерфельдом. И слишком узнаваемым был сформулированный им стиль.

В числе возможных преемников называли Эди Слимана, Альбера Эльбаза, Марка Джейкобса и даже Фиби Файло, но возглавила дом никому не известная Виржини Виар. Для самой команды неизвестной она, впрочем, не была: Виар долгие годы считалась правой рукой Лагерфельда.

Спасать Chanel в тот момент, когда объявили имя преемницы, необходимости не было. Дела шли более чем хорошо. В 2018 году его продажи составили более $11 млрд, что на 10% больше, чем за год до этого, и равномерно росли на всех рынках. Продавать бренд, который сумел остаться независимым в отличие от других игроков такого масштаба, руководство тоже не собиралось.

Как и вносить в работу резкие перемены. «Виржини наизусть знает все о доме Chanel, о Карле, о Габриэль Шанель, — говорил о назначении Бруно Павловски, президент модного направления компании. — Она проработала с Карлом последние 30 лет».

Очевидно, что от нового креативного директора ждали не революций, а продолжения прежней линии: зачем менять то, что и так исправно работает?

Но без перемен все же не обошлось. Коллекции Карла Лагерфельда обсуждали не столько из-за дизайна, сколько из-за размаха, с которым он подходил ко всему. Традиционное место показов Chanel — Grand Palais — перестраивали по его желанию, превращая то в супермаркет, то в космодром. И в любой рецензии большую часть текста составляли именно описания новых перевоплощений старой площадки.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Сами же коллекции отличались друг от друга в основном косметически: не силуэтами, а декором, новым набором аксессуаров — сумки-канистры из «дубайской» коллекции Chanel помнят до сих пор.

Деталей этих было много, иногда — слишком. Первое, что сделала Виар на новом посту, — избавилась от лишних деталей, словно почистив картинку.

Убрала все, что казалось чрезмерным, освежила силуэты: вещи стали короче, легче и проще.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Определенной удачей стала resort-коллекция 2020, первый показ Виар без поддержки Лагерфельда. Свежо смотрелся кутюр осени 2019-го.

Для этого шоу Большой дворец переделали в библиотеку: читать любили и Шанель, и Карл, о чьем личном собрании ходили легенды, но заучками в книжной пыли героини показа не выглядели.

Яркие костюмы с укороченными жакетами, длинные минималистичные пальто, платья с положенными цветами и перьями, но при этом не навевающие тоски, — все смотрелось очень многообещающе.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

О последней сезонной коллекции (весна-лето 2020) говорили все, в том числе из-за инцидента с комедианткой, выскочившей на подиум из первого ряда. Как заметила Ванесса Фридман, девушке было слишком просто смешаться с толпой: ее костюм мало чем отличался от костюмов, представленных самим дизайнером.

Звучит это, пожалуй, чересчур — и незаслуженно — сурово: Виар будто с ходу записывают в компанию к Марии Грации Кьюри, которую коллективно не любят модные критики. Но доля правды в этом есть. Стиль нового Chanel легко описать в сравнении с Chanel времен Карла: более минималистично, более юно.

Но пока сложно, если рассматривать его отдельно, говорить только о нем.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

«Виржини прекрасно справляется, — говорил Бруно Павловски перед ее первым показом, — и она здесь надолго. Может быть, не на 30 лет, но надолго. Когда ты номер два при Карле, ты невидимка. Но, как и Карл, она умеет предвидеть тренды, чувствовать дух времени — и понимает Chanel».

Также он отметил, что прощаться с дизайнером всем было грустно. Но в то же время это дало команде свободу для нового начала. И хочется верить, что Павловски был прав по всем пунктам. А Виар просто нужно немного времени, чтобы четко сформулировать, очертить свое видение, воспользоваться свободой.

В конце концов, все решат продажи — и первых цифр пока тоже придется подождать.

В Fendi человека со стороны на смену Карлу тоже искать не стали. Женскими коллекциями занялась сама Сильвия Вентурини-Фенди, наследница империи, которая во времена Лагерфельда отвечала за мужское подразделение и аксессуары.

С почившим дизайнером она была знакома всю жизнь: когда он присоединился к команде, ей было около четырех лет. И для нее прощание прошло, кажется, наиболее травматично. Сильвия посвятила Карлу едва ли не все коллекции Fendi, вышедшие с момента его смерти. Но это не кажется ни странным, ни удивительным.

Да и принять это за попытки заработать на звездном имени можно, только если совсем отбросить эмоции — то есть вряд ли возможно.

Первый постлагерфельдовский показ Fendi состоялся уже через два дня после печальной новости — в разгаре как раз была миланская Неделя моды. Над этой коллекцией, конечно, работал сам Карл. Память почтили с помощью видео, в котором он вспоминает свой первый рабочий день в стенах итальянского дома. Причем в мельчайших деталях — вроде модели своего галстука в тот момент.

Следующее шоу, осенне-зимний кутюр, Вентурини-Фенди тоже посвятила дизайнеру-легенде. В показе было 54 выхода — по одному на каждый год работы Лагерфельда.

Строились они на знаковых образах, созданных им за время сотрудничества с домом. Что же было главной составляющей его стиля? «Страсть к нарушению правил, расшатыванию границ, — говорила после показа сама Вентурини-Фенди.

 — Для него не было ничего невозможного — и мы все стремились к этому».

Финальной главой в этом долгом прощании стала коллекция сезона весна-лето 2020, над которой новый креативный директор женской линии работала уже полностью сама, без опоры на наброски своего предшественника.

Так что эта коллекция стала для нее в некотором роде премьерной: «Он всегда был капитаном. Моя жизнь изменилась, теперь я принимаю решения. Раньше это все время был диалог, большой диалог.

Сегодня ответственность куда выше, потому что весь выбор за мной — без компромиссов».

Оформление шоу звучало надрывно печальным и в то же время дающим надежду: вместо театральных декораций пространство украсил свет заходящего солнца, застывшего в самом начале подиума. Ну а коллекция оказалась в первую очередь спокойной. В ней было много подчеркнуто земных оттенков, мягких фактур, плавных линий.

Никакой резкости, как и геометрии, которую так любил Лагерфельд. И все же нельзя говорить о кардинальных изменениях. Хотя бы потому, что образ Fendi в глазах публики так четко, как образ Chanel, не отпечатался. Он был, скажем так, куда более размыт: меха, красиво, роскошно, местами 70-е, графика.

Но это довольно общая картинка, менять которую можно без особых рисков и потрясений.

Третий модный дом, оставшийся нам от Карла, — Karl Lagerfeld. Может показаться странным, что собственный именной бренд дизайнера стоит в этом коротком, но внушительном списке последним.

Но именно на эту позицию всегда ставил его в работе и сам Лагерфельд, который всю свою творческую энергию отдавал Chanel и Fendi, концентрируясь на развитии их наследия. Именной же бренд продавал не столько дизайн, сколько образ Карла.

Ведь он был персонажем — ярким и спорным, остроумным и жестким, категоричным и ко многим вещам нетерпимым. На цитаты разбирали не только его речи, но и его имидж.

Черный костюм, белая рубашка, черные очки, белый хвост, утянутый черной резинкой, гордо сжатые тонкие губы, трогательная любовь к пушистой кошке — таким мы запомнили этого человека и будем помнить, даже если со временем забудем его коллекции.

Этим брендом с 2015 года занимается Хан Ким. Кроме того, с ним постоянно сотрудничает давняя подруга Карла Лагерфельда Карин Ройтфельд. И можно не сомневаться, что так все будет и дальше.

В память об ушедшем дизайнере Ройтфельд вместе с другими его друзьями (от Кейт Мосс до Алессандро Микеле) разработала серию белых рубашек. Семь из них выпустили тиражом по 77 экземпляров и распродали по €777, помня о любви дизайнера к этой магической цифре. Средства от продаж были отправлены на благотворительность во французскую организацию Sauver la Vie.

Это могло бы стать красивой финальной точкой в истории марки, но она продолжается: на сайте появляются и новые рубашки, и новые блокноты с цитатами Карла, вынесенными на обложки.

И это правильно, а вовсе не грустно и не трагично.

Изначально задумывая именной бренд как ориентированный на выпуск мерча, Лагерфельд, кажется, сам идеально подготовился к своему уходу — точно так же, как воспитал в лице Виар преемницу на пост в Chanel.

Мы знаем много историй о том, как большие бренды с уходом своих основателей теряли и лицо, и актуальность, превращаясь в собственные печальные призраки. Для этого основателю не обязательно и умирать: вспомним, как выглядели коллекции John Galliano после отлучения от него самого Джона Гальяно. Вспомним — и только порадуемся, что Karl Lagerfeld останется прежним навсегда. 

Читайте также:  Свадебные прически с распущенными волосами: 30 вариантов на любой вкус и длину волос

Культовые звездные платья, которые создал Карл Лагерфельд

Вечерние платьяДженнифер ЛопесДизайнерыЗвездный стильКарл Лагерфельд
Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

«Оскаровское» платье Дженнифер Лопес, 2001

На «Оскаре» 2011 Дженнифер Лопес не было равных. Еще бы: поп-дива была в очень сексуальном платье Chanel: строгость кроя и скромность цвета с лихвой компенсировал полупрозрачный лиф.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Свадебное платье Кристен Макменами

В 1997 году супермодель Кристен Макменами выходила замуж за глянцевого фотографа Майлза Олдриджа. Карл Лагерфельд стал не только дизайнером ее свадебного платья, но и посаженым отцом. Он лично отвел Кристен к алтарю.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Платье Блейк Лайвли для Met Gala 2011

Бал Met Gala 2011 был посвящен Александру Маккуину. Но Блейк Лайвли выбрала Chanel. И не прогадала: кутюрный наряд из коллекции 2009 года, немного похожий на сари, произвел фурор. Усилил эффект тот факт, что сопровождал Блейк на красную дорожку сам Карл Лагерфельд.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельераЛучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

«Оскаровское» платье Джессики Бил, 2013

Платье, которое надела Джессика Бил на «Оскар» 2013, стоило $100 000. Это один из самых дорогих нарядов в истории церемонии.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Свадебное платье Поппи Делевинь, 2014

Свадебное платье Поппи Делевинь шили в ателье Chanel по эскизу Карла Лагерфельда.  Дизайнер взял за основу один из кутюрных нарядов и создал новый наряд с учетом пожеланий невесты. Получилось так красиво и необычно, что мексиканский Vogue посвятил подвенечному платью Поппи несколько полос.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Платье Сары Джессики Паркер на «Эмми» 2003

Модницы до сих пор вспоминают это платье со вздохом: уж очень романтично смотрелся бледно-розовый шифон, обработанный на подобие лебединых перьев.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельераКультовые звездные платья, которые создал Карл Лагерфельд was last modified: 10 сентября, 2020 by Анна Булатова

Памяти легенды: как Карл Лагерфельд повлиял на мир моды

Анна Пономаренко

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Редактор

  • Сердце известного кутюрье Карла Лагерфельда остановилось 19 февраля 2019 года.

«Я – ходячий лейбл. Мое имя не Лагерфельд, а Лейблфельд» – говорил легендарный модельер, креативный директор Chanel Карл Лагерфельд. Свою жизнь он посвятил созданию одежды и не только преуспел в этом, но и повлиял на мир моды.

Во вторую годовщину его смерти мы вспоминаем знаковые события в жизни Карла Лагерфельда, которые навсегда повлияли на мир моды.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Карл Лагерфельд

Balmain и Карл Лагерфельд

В 1954 году Пьер Бальмен объявил конкурс на лучший дизайн пальто. Выиграл его не кто иной, как Карл Лагерфельд, которому на тот момент было всего 16 (или 21, тайна даты его рождения до сих пор не разгадана). Молодой дизайнер проработал в доме Balmain более чем три года, но ушел, чтобы провести некоторое время в «изучении жизни».

Сотрудничество Fendi и Карла Лагерфельда

В 1965-м, когда дом Fendi ассоциировался исключительно с богатыми домохозяйками в шубах, Лагерфельд стал глотком свежего воздуха и показал, что шубы – удобная повседневная верхняя одежда.

Именно он придумал знаменитую эмблему – соединенные FF, которые стали символом бренда, как и шубы с таким узором, имитирующие леопард. «Fendi – это римская версия меня самого, – говорит дизайнер. – Я делаю здесь то, чего не позволяю себе в Париже».

Лагерфельд стал первым в истории Fendi приглашенным кутюрье, который стоял во главе бренда в течение 50 лет.

Chloé

Габи Аньон, основательница модного Дома Chloe, наняла молодого дизайнера в 1965 году и здесь он проработал аж до 1992 года. За это время отличительные черты его дизайнов – любовь к исторической цитате, спонтанность, живость – стали символами самого Chloé.

Chanel

Дом Chanel стал в своем роде идеальной площадкой для творчества, а сам бренд возродился из пепла. «Коко бы это возненавидела. Она создала определенный образ и я имею право улучшить его. Я должен держать свою марку.

Я должен идти от того, чем был Chanel к тому, чем он должен или мог бы быть» – говорил Лагерфельд, который стал у руля бренда 12 лет спустя смерти Габриэль. До последних дней он удивлял своими идеями.

Например, на Неделе Высокой моды в 2013-м Карл нарядил Кару Делевинь в кроссовки вкупе с кутюрным свадебным платьем. Это была своего рода революция даже для 2013-го.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Карл Лагерфельд

Karl Lagerfeld

«Мода – это то, чем вы не можете управлять», – заявляет Лагерфельд. Он основал Karl Lagerfeld в 1984, но его имя стало брендом еще со времен работы с Сhloe. Фирменный стиль присутствовал в чистом виде в первых, мужских коллекциях, но затем Лагерфельд начал создавать и линии женской одежды.

Умная провокация

В 1993-м Анна Винтур быстрым шагом вышла из зала прежде, чем закончился показ Fendi (под художественным руководством Лагерфельда), несмотря на свойственную ей сдержанность.

Дело в том, что вместо профессиональных моделей на подиуме были профессиональные стриптизерши, а среди них – итальянская порнозвезда Моана Поззи. Дерзкий шаг поддержал волну сексуальной революции 90-х, а также, возможно случайно, вывел работников секс-индустрии из полусвета.

Ироничный, но тем не менее, вклад в борьбу за права человека. После этого люди с улицы на подиуме Balenciaga уже не кажутся сенсацией – Лагерфельд сделал это еще в 90-х.

Лучшие свадебные платья Карла Лагерфельда: памяти легендарного модельера

Карл Лагерфельд и Анна Винтур

Подготовлено по материалам Vogue.ua.

  • Напомним, кошка Лагерфельда после смерти хозяина «продает» лежанки за 159 евро.
  • Подпишись на наш telegram
  • Только самое важное и интересное
  • Подписаться

7 главных модных трендов от Карла Лагерфельда

 В городе NВ городе N

Жилеты со светоотражателями

В 2013 году Лагерфельд выпустил очки, которые «способны сделать привлекательными даже самых уродливых» — они имели округлую форму и закрывали почти половину лица.

Впоследствии эту модель позаимствовал модный дом Gucci, и «очки для некрасивых» стали настоящим мировым трендом.

Сам дизайнер не выходил из дома без своих фирменных узких очков, которые не только защищали его от солнца, но и корректировали дефект зрения.

Жилеты со светоотражателями

В 2008 году Лагерфельд снялся в социальной рекламе: на плакатах модельер предстал в желтом жилете со светоотражающими элементами. Слоган под фото гласил: «Он желтый, он уродливый, он ни с чем не сочетается, но он может спасти вам жизнь». Похожие жилеты появились в модных коллекциях Heron Preston и Louis Vuitton на весну-лето 2019 года.

На неделе высокой моды в 2013 году Лагерфельд выпустил на подиум модель Кару Делевинь в полупрозрачном свадебном платье Chanel и кроссовках. Такое сочетание произвело настоящий фурор, и дизайнеры начали наперебой предлагать свои вариации в стиле спорт-шик. С тех пор кроссовки украшают стразами и шелковыми лентами и сочетают их с женственными платьями и юбками любой длины.

Модный кайзер был настоящим поклонником твида. К слову, из этой ткани он создавал не только традиционные твидовые костюмы, но и платья, бомберы, сумки и даже обувь. Сам Лагерфельд, занимая пост художественного директора дома Chanel, говорил, что Коко возненавидела бы его за то, что он делает, но все же современное лицо марки — это его забота.

Одним из любимых аксессуаров Лагерфельда были митенки — перчатки без пальцев. Длинные модельер сочетал с кейп-пиджаками, короткие — с вечерними платьями. Да и сам он то и дело появлялся на публике в митенках из кожи или сетчатой ткани.

Лагерфельд превращал сумки в настоящие арт-объекты: чего стоит одна сумка-хулахуп от Chanel. Кроме того, в его копилке — минодьер-спасательный круг, клатч в продуктовой корзинке и сумка кросс-боди в виде пакета молока.

Лагерфельд любил мех и постоянно использовал его в своих коллекциях, за что и поплатился в 2001 году, когда его атаковали активисты общества защиты животных РЕТА.

Тогда модельер сказал, что не видит ничего страшного в том, что люди убивают зверей, которые тоже могли бы убить человека. Однако в РЕТА это высказывание назвали бредовым и неприменимым к норкам и кроликам, из меха которых шьют шубы.

Так или иначе, заслуга Лагерфельда в том, что он сделал шубы удобными — именно в его коллекциях впервые появились меховые монто, жилеты и шубы-трансформеры.

По материалам sobaka.ru, ria.ru, instyle.ru. shoptema.ru, noivacomclasse.com, novaiy.ru, shuba-tambov.ru, styleway.ru, riapo.ru, proxyhub.eu, ok.ru

В годовщину смерти карла лагерфельда его друзья и коллеги делятся своими воспоминаниями о великом кутюрье

Сегодня, 19 февраля, исполняется два года со дня смерти Карла Лагерфельда — человека, оставившего после себя великое наследие.

Мы много общались с ним в Париже за год до трагических новостей — тогда я еще не знала, что это были наши последние встречи. «У меня есть индустрия моды, есть фотография и издательское дело — этого достаточно! Мне нравится наблюдать за миром, но я не хочу, чтобы он наблюдал за мной», — говорил дизайнер.

Рассказывая о своей частной жизни, которую он скрывал от посторонних глаз в доме, заполненном сотнями тысяч книг, Лагерфельд признавался: «Мне нравится физическое присутствие книг, и я даже не могу назвать эту комнату спальней, потому что в свое время здесь снесли все стены. Она похожа на огромную коробку из матового стекла — никаких дверей, одна просторная студия, в которой я рисую эскизы, читаю и где живет Шупетт». Теперь белоснежная кошка с ярко-синими глазами обосновалась у одной из горничных Лагерфельда.

Карл Лагерфельд в студии Chanel, 1984

John van Hasselt — Corbis

Ему всегда было важно оставаться независимым — он был настоящим индивидуалистом. «Я не француз и никогда не стремился им стать, потому что мне нравится чувствовать себя чужаком, — рассказывал он.

— В Германии я тоже чужак. Я никогда не хотел быть частью того, от чего не могу убежать. Мне нравится быть аутсайдером. На самом деле я не являюсь ничьей частью.

Читайте также:  Творческие игры и конкурсы «писательский талант»

И я полностью свободен в лучшем смысле этого слова».

Иногда он говорил со мной о своих родителях: «Мой отец был очень хорошим человеком, очень милым, но у него не было такого чувства юмора, как у моей мамы. Поэтому иногда я испытывал чувство вины за то, что не был с ним достаточно ласков, я абсолютный маменькин сынок».

Слушая рассказы самого Лагерфельда и людей, которым довелось с ним работать, ты понимаешь — самой большой любовью всей его жизни была мода.

Сьюзи Менкес и Карл Лагерфельд на LVMH Prize, 2018

Bertrand Rindoff Petroff

У меня есть много воспоминаний, связанных с Лагерфельдом. Например, тот вечер в Париже, во время которого он без конца обмахивал лицо веером.

Или закрытый ужин в Нью-Йорке, где он танцевал с Оскаром де ла Рентой. Или мероприятие Chanel на улице Камбон, когда он внезапно подхватил меня и начал кружить в вальсе.

В 2020-м я спросила друзей и коллег маэстро: каким они помнят Карла спустя год после его смерти?

Аманда Харлек

Британка Аманда Харлек — креативный деятель и писательница, которую Лагерфельд долгие годы считал своей музой. Она продолжает работать креативным консультантом Дома Chanel, который теперь возглавляет Виржини Виар, бывшая правой рукой дизайнера на протяжении 30 лет.

«Я разговариваю с Карлом каждый день, как и раньше, — говорит Харлек. — Он часто смеялся над тем, как долго я раскачиваюсь, прежде чем приступить к делам: начать писать или рисовать, разобрать кипу книг, привести в порядок свой сад в якобинском стиле».

«Когда я играю на пианино, все эмоции выходят наружу, — продолжает она. — Так я чувствую, что он рядом. Он всегда хотел играть. И мне кажется, что я заново очень реалистично проживаю все те моменты, когда я исполняла Баха и Брамса, а он работал в соседней комнате».

«Он подарил мне первое издание «Долгой прогулки» Вирджинии Вулф. Ему очень нравилось это произведение и то, как выглядел тонкий зеленый томик. А еще мы оба любили пробегать пальцами по ее автографу, оставленному на страницах книги. Так нам казалось, что мы одержали верх над линейным течением времени и обнаружили бесконечную грохочущую реальность».

Аманда Харлек и Карл Лагерфельд на Неделе моды в Париже, 2012

Pascal Le Segretain

Как-то я спросила Лагерфельда, почему он ни разу не посетил выставку собственных работ Karl Lagerfeld: Modemethode, которая проходила в Федеральном выставочном зале в немецком городе Бонне в 2015 году и которую курировала Харлек.

Для человека, который никогда не любил копаться в прошлом, такая реакция вполне ожидаема: «У меня нет собственного архива, — заявлял Лагерфельд. — И я никогда не заглядываю в архивы Chanel или Fendi.

Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Все архивы, которые мне нужны — в моей голове».

Но что насчет молодых дизайнеров, которые занимают кресла креативных директоров в уважаемых старинных Домах моды? Должны ли они тоже отказываться от прошлого бренда или, напротив, исследовать его? «В юности не стоит чересчур давать волю эмоциям, — сказал Лагерфельд, которому на момент нашей последней встречи было 85 лет. — Мне не нравилось быть ребенком — я всегда хотел побыстрее вырасти».

picture alliance

Бруно Павловски

Бруно Павловски — президент Chanel Fashion, именно он решил, что Виржини Виар, с которой он проработал 30 лет, начнет писать следующую главу в истории Дома.

«Воспоминания о Карле всегда будут с нами, — говорит Павловски. — Он оставил после себя потрясающую энергию, мы все ее чувствуем в нашей студии, в мастерской на улице Камбон, — это желание все делать правильно».

«Нечто особенное происходит, когда работаешь с кем-то на протяжении 30 лет. Он никогда не был для меня просто партнером по бизнесу. Между нами была особая связь, и я очень многому у него научился — его взгляду на жизнь, стремлению всегда быть лучшим и умению заглядывать в будущее».

«Мы показываем десять коллекций в год, которые рассказывают десять разных историй. И так каждый раз — с самого начала. Каждая коллекция Дома Chanel должна вдохновлять людей и привносить что-то новое. Карл Лагерфельд умел делать и то, и то. Как и Виржини Виар».

Бруно Павловски и Карл Лагерфельд, 2008

Patrick McMullan

Сильвия Вентурини-Фенди

Никто так не понимал, что на самом деле было нужно Лагерфельду, как семья Фенди. Он стал частью их команды в 1967 году, на заре своей карьеры. И насколько бы сильно ни ассоциировалось его имя с Chanel, с этим итальянским Домом Лагерфельда связывали долгие и крепкие отношения, продлившиеся до самой его смерти.

Креативный директор бренда Сильвия Вентурини-Фенди, которая работала бок о бок с дизайнером во время его визитов в Рим, так вспоминает своего коллегу: «Что касается Fendi, то между Карлом и моей семьей была особая связь, но он также был невероятно предан самому бренду. Это были самые долгие отношения в истории моды — любовь длиной в 55 лет».

Карл Лагерфельд и сестры Фенди

Vittoriano Rastelli

«С самого начала мы приняли Карла как члена семьи — единственного брата среди сестер, — продолжает она. — Никто не знал, насколько скрупулезно он делал свою работу. В начале карьеры он всегда приходил в офис с книгой, полной эскизов, а в последние годы присылал их в диджитал-формате. Мне очень не хватает его знаний и чувства юмора».

Сам Лагерфельд говорил примерно то же самое: «Мода должна постоянно меняться, и мне это нравится. Я ни к чему не привязан. Со мной довольно легко работать, потому что вы можете считать все мои эскизы. Не думаю, что сейчас в индустрии есть кто-то с таким же багажом знаний, как у меня».

Сильвия Вентурини-Фенди и Карл Лагерфельд, 2018

Estrop

Клаудия Шиффер

Когда в июне 2019-го все собрались в Гран-Пале, чтобы почтить память Лагерфельда, мне удалось пообщаться с Клаудией Шиффер — моделью, которую открыл миру именно он.

«У меня есть одно самое яркое воспоминание, связанное с Карлом, — мы были в Вене, снимали рекламную кампанию, и он внезапно начал танцевать вальс перед всей съемочной группой, заливаясь от смеха, — рассказывает Шиффер. — Я никогда не видела его таким. Он не думал ни о чем, просто танцевал. Это было невероятно. Он обожал вальсировать и делал это очень хорошо».

Карл Лагерфельд и Клаудия Шиффер, 1992

Pool ARNAL/PICOT

«В самом начале нашего сотрудничества мы частенько снимали кампейны в Монте-Карло, — продолжает она. — Он любил устраивать пикники на солнцепеке, куда приезжал очень нарядный, в костюме.

Помню, как-то раз он сказал: «Я немного беспокоюсь по поводу прически — мои волосы начинают пушиться от влажности». Мы все, конечно, были одеты в летние платья, а он стоял на пляже в сапогах.

А потом пришел батлер с полным набором серебряной посуды для пикника. Это было потрясающе».

Я спросила, грустно ли ей от всех этих воспоминаний. «Нет особых причин грустить, — ответила Шиффер. — Он прожил невероятную жизнь. Нужно радоваться этому».

Клаудия Шиффер, Карл Лагерфельд, Кристи Тарлингтон и Линда Евангелиста на показе Chanel Haute Couture осень-зима 1992

Bertrand Rindoff Petroff

Карла Соццани

Как и семья Фенди, Карла Соццани и ее сестра Франка, главный редактор итальянского Vogue, ушедшая из жизни в 2016 году, познакомились с Карлом Лагерфельдом, когда он был еще молод и только начинал свою карьеру.

«Я встретила Карла в конце 1960-х, тогда он работал над коллекциями бренда Krizia вместе с Уолтером Альбини, — рассказывает Соццани. — Они оба хорошо выглядели, были дерзкими и уверенными в своем будущем.

Я была свидетелем того, как Карл и Карла Фенди начинали свое сотрудничество и стали близкими друзьями».

«Вместе с Анной Пьяджи и Патриком Уркадом мне выпала честь увидеть все коллекции Chloé, созданные Карлом, и снять их с фотографом Альфой Кастальди, — продолжает она. — Каждая из них была уникальна, мне кажется, я до сих пор отчетливо помню все до мельчайших подробностей».

«Конечно, я была на его первом показе Chanel, и потом мы стали обмениваться письмами — Карл обожал писать письма. Наша переписка началась после того, как я открыла галерею — он рассказывал мне о фотографии и коллекционировании фоторабот, это было наше общее увлечение. А еще мы оба книголюбы — и он, и я открыли свои книжные магазины, не ради выгоды, а по любви».

Франка и Карла Соццани, 2011

Daniele Venturelli

«Его главной движущей силой была любовь и страсть к работе, — отмечает Соццани. — Он всегда будет для меня примером человека, который до конца дней оставался верным своему видению. То, какой точной и четкой он сделал свою жизнь, стало легендой».

Как сейчас, спустя два года после его смерти, Соццани воспринимает оставленное Лагерфельдом наследие? «Мне кажется, он все еще здесь, его присутствие среди нас настолько сильно, что сам он был бы этим крайне недоволен, — отвечает она. — В самом деле, его наследие невероятно. Виржини бережно хранит его, но при этом двигает вперед — сохранять такой баланс крайне сложно. Но мы видим моду глазами Карла. В каком-то смысле мода навсегда останется частью его самого».

Захотел бы Лагерфельд, чтобы люди по всему миру настолько щепетильно вспоминали и чествовали его заслуги? Во время одного из наших последних разговоров он сказал фразу, которая целиком и полностью отражала его жизненную философию — жить в настоящем: «Есть одно немецко-еврейское изречение, которое мне очень нравится. Оно гласит: «Не стоит полагаться на прошлое».

Читайте также:  7 необычных украшений для свадебной вечеринки: стильная осенняя подборка

Bertrand Rindoff Petroff

Юбер Баррер

Юбер Баррер — креативный директор ателье Maison Lesage, которое специализируется на вышивке и входит в основанную Chanel дочернюю компанию Paraffection.

«Мне кажется, я запретил самому себе ударяться в пафос и быть слабым — все то, что так ненавидел Карл. Я уважаю его, его образ мыслей и действий и поэтому запретил себе быть сентиментальным и горевать.

Я посвятил Chanel 21 год своей жизни, и все это было ради него. На протяжении этих лет он и был самой сутью Chanel. Он был моей точкой опоры. Я хотел, чтобы он ценил меня и был мной доволен — все это навсегда высечено в моей памяти. Его энциклопедические знания, в которых я так любил теряться. Его способность трудиться без отдыха.

Его сварливость и природный талант всегда быть на один, два, три шага впереди других. Его почти телепатическая способность понимать будущее и адаптировать его под настоящее. Его невероятное чувство юмора. Его непринужденность, за которой скрывался острый и неустанный анализ. То, каким добрым он был по отношению к окружающим.

Его неизменная элегантность, умение посмеяться над собой… Все вокруг него было особенным, исключительным».

Francois GOUDIER

«Благодаря работе с ним я вырос как профессионал — без него я бы не стал таким, каков сейчас. Со дня его смерти 19 февраля и по июль мы только и думали, что о коллекциях — прет-а-порте, круиз, кутюр.

Я был целиком погружен в работу, трудился не покладая рук, мы с Виржини были всегда рядом, словно пальцы одной руки, делали, придумывали, создавали что-то… Все мои мысли были заняты только этим.

Потом наступило лето, каникулы, время отдохнуть, расслабиться и ничего не делать… Тогда-то я и осознал, какой след он оставил в моей жизни.

Когда в сентябре я вновь вернулся к работе, то впал в глубокую депрессию. На меня нахлынула такая невероятная грусть, меня ничто не интересовало, не было больше любви и радости… К счастью, работа над коллекцией вернула мне силы и энергию — за это стоит сказать спасибо Виржини. Я снова почувствовал желание идти вперед и превзойти самого себя. Как бы то ни было, я в обойме.

Виржини пишет новую главу в истории Chanel — такую же увлекательную, как при Карле, но другую и одновременно с этим очень близкую самой сути Дома. Мы знаем друг друга уже много лет, и наша с ней связь служит мне мощным мотиватором. Расскажу забавную историю.

Помню, когда Карл был еще жив, я спрашивал Виржини: «Думаешь, Карлу это понравится? Как думаешь, это то, чего он хочет?» Больше не проходит и дня, чтобы я не думал о нем.

И теперь, не знаю, осознанно или нет, я, наоборот, мысленно спрашиваю Карла: «Как думаешь, Виржини это понравится? Это близко ее видению современного Chanel?» На многие вопросы я не получаю ответа, но сам факт того, что я интересуюсь его мнением, возможно, помогает мне самостоятельно прийти к верному решению.

В своем романе «Леопард» Джузеппе Томази ди Лампедуза писал: «Чтобы все оставалось на своих местах, необходимы постоянные перемены».

Карл Лагерфельд и Виржини Виар на показе Chanel весна-лето 2019 в Париже, октябрь 2018

Pascal Le Segretain

Гений Карл Лагерфельд и звезды, которых он провозгласил своими музами

Легендарный Карл Лагерфельд по праву считается одним из ярчайших мировых кутюрье. Непревзойденный узнаваемый стиль и аристократичность придавали ему определенный шарм: темные очки, перчатки, закрытый ворот и узкие стильные костюмы навсегда врезались в память как неотъемлемый атрибут Лагерфельда.

Модельер был скрытен во всем, включая стиль в одежде, заканчивая собственной жизнью. Одиночество и нелюдимость всегда сопровождали Лагерфельда: он ни разу не был женат и не оставил после себя преемника.

Задолго до своей смерти модельер пожелал не устраивать ему никаких похорон, ведь он считал прощание с покойным делом безвкусным и нелицеприятным. Лагерфельд желал лишь одного — чтобы после смерти его прах был смешан с прахом матери и любви всей его жизни — Жаком де Башера, скончавшегося в далеком 1989 году.

Именно так, по последней воле именитого кутюрье, и поступили, когда он покинул мир в 2019 году после продолжительной борьбы с раком поджелудочной железы.

Первая муза Карла Лагерфельда, изящная француженка Инес де ля Фрессанж, по праву занимает лидирующие позиции среди любимиц легендарного модельера. Впервые Карл увидел девушку на одном из показов в 1983 году, и спустя считаные месяцы Инес уже заключила контракт с модным домом Chanel.

Француженка пользовалась всеми благами Лагерфельда, купалась в роскоши и обожании, везде и всюду рекламируя Chanel. Однако через несколько лет между Лагерфельдом и Фрессанж разгорелся жуткий скандал. Все дело в том, что Инес пригласили позировать для бюста Марианны — национального французского символа.

Модельер был вне себя от гнева и заявил, что не намеревается одевать свои роскошные наряды на статуи. С тех пор вход в модный дом для Инес был закрыт, и некогда главная муза Лагерфельда была изгнана из числа приближенных к модельеру.

Целых 20 с небольшим лет Инес и Карл даже не разговаривали друг с другом, но в 2011 году Фрессанж все же помирилась с Лагерфельдом и вновь вышла на подиум знаменитого Chanel.

Самая любимая муза Лагерфельда Кристен Макменами всегда привлекала внимание публики своей неординарной внешностью. Рыжеволосая красотка никак не вписывалась в стандарты красоты, оттого еще больше притягивала взгляды.

Именно знаменитый модельер одним из первых разглядел потенциал и загадочную, непостижимую многим красоту Кристен. С тех пор карьера девушка взлетела ввысь: контракты сыпались, мировые фотографы вставали в очередь, чтобы сфотографировать изысканную Макменами.

Однако девушка всегда отдавала предпочтение Лагерфельду, отличалась преданностью и благодарностью к модельеру, а он в свою очередь повел свою любимицу к алтарю, заменив отца.

Эпатажная и скандальная Кейт Мосс в свое время настолько запала в сердце такого же эпатажного Лагерфельда, что он без лишних слов провозгласил ее своей главной музой. Первое появление Мосс в показе Chanel произошло в далеком 2003 году.

Тогда супермодель наделала немало шума: короткая, мужеподобная стрижка Кейт, на удивление, гармонично сочеталась с роскошным платьем от Лагерфельда.

Модельер высоко оценивал внешность и работоспособность Кейт, которая еще долгие годы являлась главной представительницей бренда.

Утонченная и миниатюрная Ванесса Паради, можно сказать, обязана своей яркой модельной карьерой именно Карлу Лагерфельду. Ведь именно он заметил юную француженку и провозгласил ее своей музой.

Ванессе едва исполнилось 20 лет, когда она впервые появилась в рекламной кампании Chanel.

С тех пор миловидное личико Паради частенько появлялось в рекламах бренда, что несказанно радовало кутюрье, который считал работу с яркой француженкой счастьем.

Кристен Стюарт, пожалуй, сама спорная муза именитого немецкого кутюрье. Звезда фильмов «Сумерек» вызвала у Лагерфельда настоящий восторг, ведь именно в ней Карл нашел сходство с легендарной Коко Шанель, но восхищался современностью Кристен.

Именно на это Лагерфельд и делал ставку: сочетая некую похожесть с Коко и неповторимую уникальность Кристен, Карл сделал актрису главным лицом рекламных компаний Chanel и не прогадал.

Поклонники Стюарт были, мягко говоря, ошеломлены непривычным образом своего кумира, но посчитали сотрудничество с Лагерфельдом ярким примером актерского таланта Кристен.

Британская модель и актриса Кара Делевинь в свое время тоже пронзила сердце неподражаемого кутюрье. В необычной внешности девушки Карл Лагерфельд видел идеал красоты и считал ее эталоном свободы.

Дерзкая бунтарка, на удивление многих, мигом стала любимой музой именитого кутюрье на долгое время.

Впрочем, Лагерфельд хоть и восхищался актрисой, но нередко делал ей замечания по поводу татуировок и многочисленных селфи.

Судьба Лили-Роуз Депп в модельном бизнесе была предрешена с самого ее рождения. Дочь именитых и прославленных родителей, с детства вхожая в элиту шоу-бизнеса, быстро нашла свой путь. Мини-копия своей матери — именно так называл ее Карл Лагерфельд, без устали сыпля комплименты в адрес молоденькой Лили-Роуз.

Известно, что Лагерфельд долгие годы питал нежные чувства к Ванессе Паради и возвышал ее в ранг своих муз, поэтому, когда у знаменитой француженки родилась дочь, точь-в-точь похожая на нее, радости кутюрье не было предела.

Свой первый крупный контракт с Chanel модель заполучила в 16 лет и еще долгие годы пользовалась любовью и нескрываемой нежностью Лагерфельда.

Яркая и колоритная красота Уиллоу Смит позволила девушке уже в 15 лет довольствоваться контрактом с Chanel. Лагерфельд увидел в юной девушку ту неповторимую экзотическую красоту, которая навсегда врезалась в память зрителей. Предрекая Уиллоу большое будущее, Лагерфельд заявил, что отныне она его муза и теперь Смит будет посещать все мероприятия и показы именитого бренда.

Впрочем, Лагерфельд снискал далеко не лучшую славу после своих жестких высказываний в адрес знаменитостей, чья внешность далека от привычных стандартов красоты.

Карл Лагерфельд — личность, несомненно, легендарная и яркая. Одних женщин именитый модельер лишь словом способен возвысить до небес и подарить ошеломляющую карьеру, других же, напротив, едким словом оскорбить до глубины души.

Так, подобное случилось с двумя певицами — Адель и Ланой Дель Рей. Первую, британскую певицу, великий модельер назвал ужасно толстой (конфликт произошел до ее феноменального похудения), но отметил ее неподражаемые вокальные данные.

Вторую же, американскую певицу Лану Дель Рей, посчитал неплохой современной певицей и саркастично отметил, что Лана — далеко не первая певица с имплантами в груди.

Впрочем, эти высказывания мигом разлетелись по СМИ, а оскорбленные фанаты своих кумиров и вовсе призвали бойкотировать Лагерфельда. Немецкий модельер никак не отреагировал на нападки.

Ссылка на основную публикацию