Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

Приблизительное время чтения: 4 мин.

Что мы знаем о том, какие подарки в XIX веке было принято дарить невесте перед свадьбой? Чем отличается головной убор замужней женщины от убора незамужней девушки? Что такое свадебный поезд и с какой платформы он отправлялся? К Красной горке — первому воскресенью после Пасхи, когда в дореволюционной России традиционно справляли много свадеб, — мы подготовили шесть необычных экспонатов с выставки «Русская свадьба. Традиции и обряды», проходившей в Историческом музее в этом году.

Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

У историков есть все основания считать, что это была венчальная икона Евдокии Федоровны Лопухиной, первой жены Петра I.

К венчальным иконам всегда относились с особым трепетом: изображение Богородицы изысканно украшалось, его хранили и почитали на протяжении всей жизни.

Так было и с «Троеручицей»: она стала келейной иконой Евдокии Федоровны, когда та приняла постриг в Новодевичьем монастыре, а после ее кончины вошла в надгробный иконостас.

  • Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез
  • Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез
  • Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез
  • Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез
  • Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

Прялка на первой фотографии — дело рук народного мастера В. Амосова. Она выполнена им накануне своей свадьбы как подарок невесте. Такой подарок считался традиционным для XIX века. Эти прялки отличались от обычных замысловатым сюжетом, в центре которого — свадебные обряды и гуляния.

Часто изображались свадебные символы: дерево, окруженное птицами, или самый красивый цветок олицетворяли невесту, резво бегущая в упряжке тройка в народной традиции — жених, который везет невесту под венец.

На прялках можно увидеть и девичьи посиделки с гармонистом, и всадника на белом коне — того, кто сопровождает свадебный «поезд», или самого дружку, представителя жениха. Иногда прялку дарил отец, и в таком случае она шла в приданое невесты.

Смысл этого подарка — пожелание семейного благополучия и достатка, так как практически весь бытовой текстиль заготавливался дома, вручную.

Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез ГИМ

Эта рубаха была вышита невестой специально для жениха. В ней он венчался, а затем использовал как праздничную одежду.

В период от сговора, то есть от момента окончательной договоренности о свадьбе, до самого свадебного дня невеста срочно дошивала все недостающее для приданого. В первую очередь — одежду для будущего мужа.

В связи с этим в народе появился интересный обычай: подруги невесты приходили к жениху, чтобы снять с него мерки. Он в свою очередь должен был их угостить, и девушки не уходили без шумного застолья.

Плачея — это девичий головной убор. Все головные уборы для девиц не закрывали темечко, то есть охватывали голову только по кругу. Замужняя женщина должна была полностью укрывать волосы от чужих взглядов, в то время как девушка могла позволить себе распустить их, и для этого хорошо подходили открытые головные уборы.

Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

У плачеи с закрытым темечком, представленной на выставке, особая история.

Мы не знаем, кому она принадлежала, но есть информация о том, что в Сольвычегодском уезде сговоренные девушки впервые надевали такой головной убор перед свадьбой.

В таком наряде каждая невеста должна была пройти целый ряд обрядов, связанных с плачем и причетами (отсюда и название головного убора). Она прощалась с семьей и прежней жизнью, переходя в новый социальный статус.

А плачея с закрытой верхней частью — это оригинальное решение одной из крестьянских женщин. После свадьбы она не захотела расставаться со своим головным убором и трансформировала его в кокошник. Верхнюю часть она «закрыла» тканью и украсила бисером, тем самым получив возможность надевать плачею и после замужества.

В 30-е годы XX века данное нарядное платье было передано работникам музея его хозяйкой вместе с интересной историей. В свое время оно шилось специально для крестьянской свадьбы.

В нем его владелица была на венчании, а затем отдала своей дочери в приданое. В начале ХХ века девушка переехала из родного села в Московскую область, чтобы работать на одной из текстильных фабрик.

С собой, как большую ценность, она привезла этот костюм.

Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

В то время городская мода диктовала свои правила: женщины начали одеваться по-фабричному, и домашние деревенские наряды пылились в сундуках.

Однако в дни праздников многие, чтобы выделиться, надевали костюмы, привезенные из своих губерний, и это платье не стало исключением.

История ярко иллюстрирует преемственность и практичность крестьянских брачных нарядов: их передавали из поколения в поколение и более того, не раз носили и после свадьбы.

Праздничные выездные сани часто называли свадебным поездом, и это неудивительно: он представлял собой длинную и шумную процессию. Как правило, внутри сани застилали ковром, украшали полотенцами с вышивкой, лентами и поясами. Также их было приняло очень ярко украшать росписью или резьбой.

  • Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

Роспись на представленных санях сюжетна. С внутренней стороны изображена сцена застолья. Оно сопровождало весь свадебный процесс: без стола не обходилось ни сватовство, ни рукобитье, ни сговор.

Перед отправлением свадебного поезда на венчание тоже накрывали столы, но молодые не принимали в этом участия. Свадебный поезд сопровождали поезжане — своеобразный праздничный эскорт.

Сани должны были раздавать много шума и мчаться так быстро, чтобы, согласно народным поверьям, никакие злые умыслы и силы не могли подействовать на молодых.

Анастасия Спирина Юлия Маковейчук

Шампанское рекой и пьяные драки: купеческие свадьбы XIX века

Рапунцель в башне: запертые дочери

«Боярыня», Клавдий Васильевич Лебедев. 1903 г

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Дворянки могли познакомиться со своими избранниками на балах, а вот нравы в купеческой среде были иными. Свобода девушек на выданье была ограничена стенами отчего дома, и попасться на глаза суженым дочери московских купцов могли только дважды в год: в Вербную субботу и 1 мая в Сокольниках устраивали традиционные катания — своеобразные выставки невест.

Вербная суббота в начале 1860-х годов была судьбоносным днем. Все дома охватывала суета: юным красавицам подбирали наряды и давали наставления. Отцы призывали к себе сыновей: «Завтра надень новую шубу, да уйди из лавки пораньше. Не опоздай на гулянье-то! Марья Михайловна будет с дочерьми кататься — посмотри внимательно. Да чтоб понравилась!»

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пышные и многолюдные катания в Вербную субботу были способом продемонстрировать богатство семьи. Выезжали на них на роскошных экипажах, запряженных дорогими рысаками, девушки были облачены в свои лучшие туалеты. По обоим сторонам Красной площади и Тверской улицы стояли толпы зевак, наблюдавшие за этим великолепным зрелищем.

Были свои катания и у купцов рангом пониже: они демонстрировали своих дочерей на Масленицу возле Новодевичьего монастыря. Ни о каком общении речь не шла: молодые люди могли лишь взглянуть друг на друга издалека. И потому значимой фигурой стала сваха, обойтись без которой было невозможно.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сваха под прикрытием

«В ожидании шафера», Илларион Михайлович Прянишников. 1891 г.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Сам уклад купеческой жизни предполагал посредниц для устройства браков: так как девушки не покидали домов, требовался тот, кто может известить потенциального жениха о появлении невесты и описать ее достоинства.

Войти в купеческий дом человек с улицы не мог, и потому свахи шли на разные ухищрения. Чаще всего они прикидывались торговками кружевами и всякими мелочами для рукоделия, чтобы познакомиться с хозяйкой дома.

Но начинали опытные сводницы с «вербовки агентуры»: заводили дружбу с прислугой, вытягивали у горничных и поварих сведения о нраве и склонностях купца и его супруги и лишь после этого пробирались в семью, уже зная, как произвести благоприятное впечатление.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Обработка одной четы занимала немало времени, и потому деньги за свои услуги с женихов посредницы брали немалые. Например, в «Женитьбе Бальзаминова» сваха потребовала, не моргнув глазом, две тысячи рублей, да еще и заключила письменный договор.

Получить гонорар было непросто: свахи имели дело с купцами, которые сами могли продать что угодно. Чтобы уболтать такого «клиента», приходилось потрудиться. Невест свахи рекламировали изобретательно и подолгу, выпячивая достоинства и скрывая недостатки. И, конечно же, не стеснялись врать.

Хочет жених «брунетку» — будет ему черноволосая красавица. Нередко истинное лицо нареченной открывались молодому человеку уже после свадьбы. Например, могло выясниться, что от соприкосновения с волосами девушки руки становятся черными. «Да нешто в Москве некрашенные найдутся? — разводила руками сваха. — Двадцать лет практикую, а такой, чтобы не красилась, не встречала еще».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Нередко свахи бывали биты: если приведенный молодой человек не оправдал ожиданий родителей, они и с лестницы могли спустить. Да и молодой купчик, обнаружив, что новообретенная жена не похожа на обещанного ангела, не скупился на тумаки. Так что работа свахи была нелегкой и опасной: мало того, что денег не получишь, так еще и поколотят.

Смотрины: первая встреча

«Боярская свадьба», Клавдий Васильевич Лебедев. 1883 г.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

После предварительного сговора следовали смотрины: жених с родителями и свахой отправлялись в дом невесты.

Накануне начиналась суматоха: горничные и приживалки бегали по задним покоям с платьями, гребешками, шпильками и шкатулками с украшениями, барышня мерила один наряд за другим.

На кухне хозяйничали специально нанятые повара и кондитеры, готовящие угощение для гостей, пока отодвинутая на второй план постоянная кухарка мыла посуду.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Встречала претендента вся семья за исключением невесты. Она выходила позже: сначала жениха придирчиво осматривали ее родственники. Рассевшись в гостиной, главы семейств заводили неспешный разговор о торговых делах и городских новостях за чаепитием.

Специально нанятые официанты во фраках и белых перчатках подавали чай и угощение. Первыми обслуживали родителей жениха — они считались самыми почетными гостями.

Сваха помогала собравшимся поддерживать разговор, сглаживала неловкие ситуации и гасила возможные конфликты — для всего этого требовался немалый дипломатический талант.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Утолив жажду, семья жениха давала понять, что пора бы уже показать невесту. После взаимного представления девушка, ее подруги и молодой человек садились в угол, где и вели беседы, присматриваясь друг к другу. Старшие женщины оставались с ними в комнате, мужчины по приглашению хозяина отправлялись в буфет прохладиться: там их ждали разнообразные настойки и закуски.

Смотрины иногда кончались неожиданно: историк и писатель Александр Волнин описывал случай, когда папаше жениха, вдовцу, так понравилась невеста, что он сам на ней женился, хотя молодые люди и понравились друг другу. Но обычно если и родители, и молодые оставались довольны итогами смотрин, переходили к следующей части процедуры — сговору. И самой важной его частью было обсуждение размеров приданого.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Читайте также:  Невеста в разных образах: fashion-съемка

Торг: как расписывали приданое

«Прием приданого в купеческой семье по росписи», Василий Владимирович Пукирев, 1873 г.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Купцы были мастерами и создавать, и инспектировать «росписи» — подробные перечни приданого. Отец невесты нередко проставлял возле каждого предмета первую пришедшую на ум сумму: шубка ватная с собольим воротником — 400 рублей серебром, платье газовое, шитое золотом, — 200 рублей серебром, серьги бриллиантовые — 1500 рублей серебром.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Отец жениха, в свою очередь, отлично понимал, что цену следует проверить — только так можно понять истинный размер имущества, переходящего в его семью. Перечень подвергался анализу: особенно внимательно изучались драгоценности, ведь их можно было в случае финансовых затруднений обратить в деньги.

За несколько дней до свадьбы устраивали прием приданого. К невесте снова приезжал жених с семьей, вещи вывешивались на веревках в парадных комнатах, и их тщательно осматривали.

Если вдруг родители девушки и юноши ссорились, то в дело вступала сваха, которая мирила споривших. По окончанию приема приданое запирали в сундуки.

Подруги невесты забирали ключи от замков и требовали выкуп у жениха: он обычно вручал девушкам 50–100 рублей.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Накануне свадьбы устраивали девичник, на котором девушки пели свадебные песни и получали от жениха подарки. Забавно, но для юноши девичник был крайне важным мероприятием: именно на нем он получал денежную часть приданого. Если же ему не выдавали всю оговоренную сумму или навязывали вексель, то само венчание оказывалось под вопросом. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Случалось в Москве и так, что обиженные женихи, не получившие денег, отказывались ехать в церковь, пока им не выдавали всё до копеечки, а в противном случае объявляли о разрыве помолвки. Впрочем, такие прецеденты были редкостью. Обычно всё складывалось благополучно и заканчивалось венчанием и пышным праздником.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Свадьба в доме кондитера

«Отпуска» невесты дожидались в торжественном молчании, если и говорили, то шепотом. Девушка оставалась в комнате с матерью, родственницы потихоньку утирали слезы. Под свадебное платье подвешивали мешочек, и что туда только не клали — ладанку, иголку, четверговую соль, уголек, маковую головку. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Карету присылал жених: в церковь кортеж ехал одной дорогой, обратно — другой, чтобы невесту на сглазили. На входе в храм нередко устанавливали полицейский кордон, который не пропускал зевак, мешающих приглашенным гостям. Сторонние зрители наблюдали за церемонией в церковном дворе, обсуждая, сколько купец отвалил певчим и в какую сумму ему обошелся бал с музыкантами.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

После венчания гости отправлялись в дом кондитера. Речь идет не о лавке со сладостями: кондитерами в дореволюционной Москве называли профессиональных устроителей свадебных и поминальных застолий.

Кондитер обычно либо покупал, либо брал в аренду особняк, где проводил торжества.

Все нюансы мероприятия оговаривались заранее, купцы при этом яростно торговались и спорили по поводу меню и прочих нюансов: артишоков не подавать, гости их есть не умеют, только исколются, а вот шампанского надо побольше, чтобы на все тосты хватило.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Начинался праздник с поздравлений: к молодым, стоящим под руку в гостиной, по очереди подходили гости, желая им всех благ. Затем начинались танцы.

Те, кто их не любил, расходились по многочисленным комнатам: в одних играли в карты, в других угощались вином.

Некоторые приглашенные изрядно набирались еще до начала ужина и пускались во все тяжкие: лезли целоваться к женщинам и дрались с официантами.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ужин начинался глубоко за полночь. Многие добредали до стола с трудом — одни из-за усталости после танцев, другие — из-за любви к спиртному. Завершался банкет ранним утром, и некоторых гостей родственники и слуги уводили буквально силой.

Следующий день молодых начинался весьма приятно: в столовой их встречали посыльные с подарками. Ввручали разное — от серебра, к которому купцы питали особую слабость, и до живых гусей с бантами из голубых и красных лент на шее.

После приема даров новоиспеченные муж и жена отправлялись наносить визиты всем женатым гостям, посетившим их свадебный бал.

В каждом доме их ждало угощение, и после 15–20 визитов пара возвращалась вечером домой уставшая и с несварением желудков.

В начале XX века купеческие свадьбы начали меняться. На смену «неотесанным торгашам» пришли молодые люди со светскими манерами.

Купеческих дочерей перестали запирать дома — теперь они учились в гимназиях и на женских курсах, устраивали дома журфиксы и любительские спектакли.

Свахи ушли в прошлое: под их видом процветали мошенницы всех цветов и мастей, возившие наивных юношей к подставным семьям, месяцами вытягивающим подарки.

Так ушли в прошлое забавные традиции купеческих свадеб XIX века и появились новые. Но это уже совсем другая история.

Getty images, Legion media

Как выглядела русская свадьба в XIX веке: исторический ликбез

19 век – расцвет Российской Империи и дворянского сословия, время красоты и романтики. Поэтому и свадьба в стиле 19 века может стать прекрасным романтическим событием, которое вы будете вспоминать всю жизнь, и воспоминания эти будут одними из самых приятных.

ожившая классика

Остановимся на варианте дворянской свадьбы. Редкая женщина не была очарована фильмами, воспроизводящими это время, пышными платьями дам, шляпками, вуалями, перчатками, фраками, смокингами и цилиндрами мужчин, балами и конными экипажами.

Свадьба в стиле 19 века перенесет вас в это загадочное время, даст возможность почувствовать его неповторимую атмосферу.

Знакомство

Обычно знакомство жениха и невесты происходило на балу. В первой половине XIX века законодательницей балов в Москве была Мария Ивановна Римская-Корсакова. Она устраивала вечера чуть ли не каждый день – их посещал каждый уважающий себя дворянин, у нее бывал даже Пушкин. Так Римская-Корсакова старалась найти подходящую партию для своих дочерей.

И, конечно, девушкам нужно было модно одеваться (чтобы выйти замуж поудачнее). На балах были популярны белые платья. Обязательным аксессуаром были перчатки, в основном длинные – подать руку без перчатки считалось неприличным.

Разговаривать с молодыми людьми было нельзя, поэтому девушки общались с помощью веера. Полностью раскрытый веер означал, что девушка в восторге от юноши, закрытый – что он ей безразличен.

Кроме того, девушка могла оставить на память кавалеру платок, «случайно» его бросив.

Декор

Для того чтобы передать дух дворянства, необходимо правильное оформление помещения для торжества.

Следует отказаться от всего современного. Зал или шатер нужно украсить свечами, горшками с цветами, ширмами, шелковыми драпировками.

В интерьере обязательно должны присутствовать предметы старины – статуэтки, раскрытые томики со стихами, картины в резных рамах и под.

Посуду также лучше подобрать стилизованную под старину. Желательно, чтобы на официантах, обслуживающих свадьбу, были ливреи и парики.

Сватовство

После знакомства жених приходил в дом к невесте с подарками – свататься. Обычно это была шкатулка с ювелирными украшениями – золотыми браслетами, серьгами, шляпными булавками. Жених всячески старался показать своё расположение и свой статус.

Браслет: Россия. Последняя четверть XIX – начало XX века, золото, кварц, хризопраз; резьба (Государственный исторический музей) Кольцо: Западная Европа, Россия, Москва. Начало XX века, золото, изумруды, алмазы, бриллианты (Государственный исторический музей) Серьги: Россия. Начало XX века, Золото, бриллианты, жемчуг (Государственный исторический музей)

Еще одна важная часть подготовки к свадьбе – благословение родителей

. На это событие приглашали гостей: друзей и родственников. Обычно благословение совершали иконой Спаса, Казанской Божией Матери или другим особо почитаемым в семье образом — считалось, что брак будет счастливым, а потомство здоровым.

«Сейчас родители чаще узнают о решении пожениться как о факте», — говорит Ольга.

Место проведения

Идеальный вариант – это, конечно же, какая-нибудь дворянская усадьба. В данном случае не потребуется никакого дополнительного оформления, так как интерьер таких домов полностью соответствует дворянскому времени.

Но сейчас эти здания в большинстве своем либо отданы под музеи, либо разрушены. Поэтому, скорее всего, придется выбрать другое место.

Если свадьба проходит зимой, тогда можно либо снять большой зал, либо загородный дом, либо отпраздновать в ресторане с национальной русской кухней.

Летом же свадьба прекрасно пройдет на открытом воздухе. При этом лучшим решением будет установка шатра у какого-нибудь водоема.

Приданое

В день помолвки составляли документ «Роспись приданому», в котором описывали, что есть у невесты – образа, шубы, капоры, сундуки, украшения. Приданое готовили заранее и отправляли в дом жениха несколькими каретами.

Это интересно!

Елизавета Ивановна Бенардаки из рода первых миллионеров в России, которые начинали в Таганроге, помогала некоторым невестам с приданым, чтобы они удачно вышли замуж. Историки пишут, что она завещала «внести в Государственный банк10 тысяч рублей с тем, чтобы проценты с этого капитала выдавались один раз в год пяти бедным девицам-невестам в городе Таганроге, преимущественно из греков».

Россия. 1885 год, апрель. Роспись к приданому

Сватовство не всегда проходило гладко – жених или его статус мог не понравиться родителям. Были случаи, когда свадьба почти состоялась, но в последнюю минуту становилось известно, что жених – родственник невесты или уже женат.

«…первый ей самой не понравился, — другой был не в чинах и не понравился матери, третий было очень понравился и той и другой, уже сделано было и обручение, и день свадьбы был назначен, но накануне, к удивлению узнали, что он им в близкой родне, всё расстроилось…».

Владимир Одоевский, повесть «Княжна Мими»

Секреты кондитеров

Во время приготовления свадебных блюд кондитеры использовали множество хитростей. К примеру, мороженое («сладкий снег китайцев») нужно было уметь сохранить, чтобы во время приема оно не растаяло. Для этого делали тайные двойные ниши в блюдах, между которыми клали лед. Он перемешивался с солью и выделял больше холода.

Читайте также:  Свадебные платья с недели высокой моды: разбираем основные тренды

Торт «Московик» готовился определенным образом: фрукты желировались вином, а сверху десерт заливался шампанским. Многие до сих пор допускают оплошность при готовке «Московика», когда нагревают шампанское, превращая его в сусло: при нагреве напиток теряет свою прелесть.

Свои нюансы были и при изготовлении сахарных фигур для свадебного торта, которые дарили гостям, показывая, насколько хозяева богаты и щедры.

Современные мастера и сейчас скрывают секреты приготовления сахарной мастики или сахарного фарфора. Если кондитер при изготовлении сахарных цветов в целях экономии добавляет воду, мастика начинает крошиться.

Шнапс (водка) лучше держит форму, но быстрее выветривается: у кондитера есть всего 10-15 минут, чтобы сделать украшение.

Мосгортур

Подготовка к свадьбе

Девичник

В XIX веке тоже устраивали мальчишники и девичники. Писательница Мария Каменская вспоминает, что накануне девичника девушки ходили с невестой в баню, а потом пели свадебные песни, пили, ели и плясали. Мальчишник проходил более сдержанно

– жених собирал друзей, и они вели чинные разговоры. У крестьян девичник проходил по-другому: девушку оплакивали, символизируя её переход в новый статус замужней женщины.

  Отмечаем 10 лет свадьбы: интересные идеи и полезные советы

Гравюра «Одевание невесты», Западная Европа. Конец XIX века

Из коллекции Г.В. Новиковой

Платье

До XIX века в Европе венчались в разноцветных платьях – красных, зелёных или голубых. В России для этого выбиралось самое нарядное платье, модное в дворянской среде. Но в 1840 году английская королева Виктория собралась замуж и вдруг решила выбрать для церемонии белое платье и украсить его фатой и кружевами, введя тем самым этот наряд в свадебную моду.

Портрет королевы Виктории в свадебном наряде

Платья заказывали в Западной Европе. Задавали моду царственные персоны, а дворянство, купечество и крестьянство подхватывали.

Свадебное платье, Западная Европа. 1914 год

Тогда не было массового производства, поэтому всё шили на заказ. Одно из платьев, которое можно увидеть на выставке, сшито в 1914 году в Нью-Йорке, туфли сделаны из похожего материала. Кстати, для этого платья сшили и чулки, причем хранились они в специальных конвертах из того же материала.

Туфли к платью, Нью-Йорк. 1914 год (Из коллекции Г.В. Новиковой)

И еще несколько свадебных нарядов принцесс:

И, наконец, — роскошное платье императрицы Александры Федоровны (1894 года)

У многих невест встаёт вопрос, что делать после бракосочетания со своим платьем. Существует, как минимум, 11 вариантов преображения подвенечного платья , и они стоят того, чтобы обратить на них внимание.

Русская крестьянская свадьба в воспоминаниях её участника

Русская крестьянская свадьба в воспоминаниях её участника [May. 15th, 2010|11:03 pm]
Исторические заметки
В исследованиях, посвящённых русскому фольклору, крестьянская свадьба неоднократно описана. Однако, описана она фольклористами со слов самих крестьян во время этнографических экспедиций в конце 19 — начале 20 века. Тем ценнее описание свадьбы от её непосредственного участника.Крестьянин Николай Шипов родился в 1802 году в слободе Выездной около Арзамаса в Нижегородской Губернии в семье крепостных. Он прожил весьма интересную жизнь и оставил после себя мемуары, опубликованные в книге «Воспоминания русских крестьян XVIII — первой половины XIX века» (М.: Новое литературное обозрение, 2006)Поскольку его отец успешно занимался торговлей, то семья была богатой и женихом он был завидным. В 1820 году в возрасте 18 лет он женился, и процесс сватовства и свадьбы подробно описал в своих мемуарах «История моей жизни и моих странствий». С соответствующим отрывком я и предлагаю вам ознакомиться. ====Через четыре года после женитьбы отца, когда мне минуло 18 лет, отец задумал и меня женить. Из арзамасских купцов каждый охотно отдал бы за меня свою дочь с большим приданым и деньгами; но помещик позволил нам жениться только на крепостных. У нас в слободе было три невесты, дочери зажиточных крестьян. По заведенному обычаю отец мой созвал на семейный совет близких родственников; призвали меня и спросили: «Которую невесту сватать?» Отвечал, что как ни одной из них не знаю, то и сказать ничего не могу. Решили сватать дочь довольно богатого крестьянина Панина, 2 ноября, поутру, дядя мой, купец Феоктистов, отправлен был в дом Ланина ли переговоров. Выслушав предложение Феоктистова, Ланин сказал, что он теперь не может дать никакого положительного ответа, потому что предварительно должен сходить в церковь и отслужить молебен, — потом созвать всех родственников на совет, и просил Феоктистова пожаловать через лень вечером. Дядя передал это нашему собранию; решили ждать. На совете. Ланина, как мне потом рассказали, происходило следующее: некоторые из родственников были против того, чтобы выдать за меня дочь Ланина, порочили мое поведение и указывали на то, что у меня молодая мачеха, с котрою жене моей худо будет жить. Большая же часть Ланиной родни была того мнения, что дочь Ланина выдать за меня следует, потому что дом наш богатый, один из первых в слободе. 4 ноября родственники наши снова собрались у нас в доме и того же дядю Феоктистова вновь послали к Ланину. Здесь приняли дядю с уважением и посадили на почетное место. Священник прочитал молитву. Потом, как бы в виде задатка, вынесли дяде 5 платков и полотенце с богатым кружевом, да кроме того дали хороший платок для самого дяди, и начали угощать его как почетного гостя. Мой же отец и родственники ожидали его возвращения. Дядя пришел с платками и навеселе. Призвали меня, начали поздравлять и показывать платки, в числе которых был один и для меня, т. е. я должен был носить его в своей шляпе; потом приказали мне поклониться отцу и дяде в ноги; я это исполнил. Затем началось веселье и продолжалось до глубокой ночи.На другой день, 5 ноября, мы ожидали к себе рубашечницу, т.е. женщину из дома отца невесты за моей рубашкой, по образцу которой у невесты должны были нашиваться для меня рубашки. Этою женщиною бывала обыкновенно одна из близких родственниц невесты; она почиталась гостьею почетною; ее должны встретить ближайшие родные жениха и угостить как можно лучше. В 3 часа пополудни приехала рубашечница, которая оказалась женой брата моего будущего тестя, т.е. родная тетка невесты. Тотчас мои родные вышли к ней навстречу, привели в горницу и начали усердно угощать. Она пробыла у нас до 6 часов вечера. Условились, когда должно быть смотренью, запою, девичнику и свадьбе. Положили смотренью быть сегодня. После того эта новая сваха взяла мою рубашку и поехала в дом Ланина. Дорогою она непременно должна петь песни. Невеста встречает ее на дворе и приглашает войти в комнату.По отъезде рубашечницы мы собрались к невесте на смотренье. Со мной поехали дядя Феоктистов, называющийся с этого времени дружкой, и его жена. Мы взяли с собой фунтов 20 гостинцев, каждый фунт в особом свертке: кроме того, отец дал мне два полуимпериала, завернутые в бумажку, 5 рублей серебром в свертке и 5 рублей по одному рублю — в бумажках. Эти деньги предназначались для того, что когда невеста станет меня дарить, то я должен полагать их на поднос и целовать невесту три раза. — Приехали мы во двор к Ланину. Навстречу к нам вышли: нареченный мой тесть, его жена, сын и близкие родственники. Сначала они целовались с моим дядею и теткою, а потом со мной. Поцеловавшись, все вошли в горницу, где уже находился священник. Меня посадили за стол, впереди; рядом со мною, по правую руку, сел священник и дядя, а по левую — тетка; далее поместились за столом родственники Ланина. На столе поставлен был сладкий пирог с разными украшениями. Несколько минут посидели молча; потом тетка моя начала: «Время нам посмотреть и пирожницу, которая для стола пирог готовила», т.е. невесту. При этих словах я будто оробел. Тотчас же родственница Ланина вывела из другой комнаты нареченную мою невесту. Она была в шёлковом, вышитом золотом сарафане и в белой, как снег, рубашке; на шее разной величины жемчуга, в ушах жемчужные серьги, на голове жемчужная повязка и в косе целый пучок алых лент. При входе женщины с невестой все встали. Они помолились Богу, приняли благословение от священника и поцеловались с моим дядею и теткой. После сего невеста взяла поднос, на котором лежал для меня подарок — жилет, подошла ко мне и в полпояса поклонилась. Я принял подарок, положил взамен его на поднос два полуимпериала и также поклонился в полпояса; затем три раза поцеловались и вновь поклонились друг другу. Тогда священник спросил меня и невесту: «Желаете ли сочетаться браком?» Мы отвечали, что желаем с охотою. Священник благословил нас и прочитал молитву. После этого меня посадили с невестою рядом и началось угощение всех гостей, кроме нас; мы только сидели. Чай же подавали и нам. В особой комнате девушки — подружки невесты пели свадебные песни и с разными веселыми прибаутками выговаривали дружке, что он скуп для них на гостинцы.После чаю невеста начала дарить меня платками, а я дарил ей деньги, — и при этом каждый раз мы троекратно целовались. Так продолжалось несколько часов. Уже за полночь подали ужин, после которого гости поразъехались, а я остался с невестою и девушками; занимались разными играми, пели веселые песни. Я просидел до света.7 ноября положено быть запою. К этому дню отец мой пригласил к себе близких сродников, несколько почетных гостей и священника с супругой. Всех съехалось человек 15. Напитки и закуски должны быть привезены от жениха. Отец на это не поскупился, дал мне 10 рублей, завернув каждый в бумажку, и один полуимпериал. Поехали мы вечером на семи санях, из коих одни были с разной провизией. У будущего тестя моего, Ланина, кроме родственников, знакомых и девушек, собралось множество народа из любопытства. Приехавши во двор, все вышли из саней. Впереди шел священник, за ним — отец мой с мачехой и я, потом родственники и почетные гости. Нас встретил тоже священник, за ним невестин отец с матерью и т.д. Все мы приехавшие целовались с хозяевами и их гостями; после сего нас пригласили в горницу и сажали за стол по известному порядку. Стол был накрыт человек на 40. На столе стояли четыре окорока и белый большой круглый сладкий пирог с разными украшениями и фигурами. В комнате стало тихо; за столом сидели безмолвно минут 5. После этого моя мачеха, обращаясь к Ланину и его жене, сказала: «А что, сватушка и свашенька, где у вас пирожница, которая готовила такой прекрасный пирог?». Ланин отвечал, что если угодно, то можно позвать ее сюда. В это время вышла из другой комнаты моя невеста, разряженная и богато украшенная; ее сопровождала ее родная тетка — прежняя рубашечнииа. Помолились они Богу, всем низко поклонились, подошли под благословение к священникам и начали целоваться, сперва с моим отцом, мачехой и далее, по порядку. Когда целованье кончилось, невесте дали в руки поднос, на котором лежал красивый шейной платок; она подошла ко мне и поклонилась в пояс. Я взял платок с таким же ей поклоном, положил на поднос полуимпериал и, поддерживая одной рукой подбородок невесты, поцеловал ее 3 раза из стороны в сторону, после чего опять поклонились друг другу. Потом невеста начала дарить всех моих сродников разными подарками, а ей отвечали в благодарность деньгами. После этого невесту посадили со мной рядом. Пришло время угощенья. По первой рюмке всем гостям поднес отец невесты, а затем угощением распоряжались уже наши сродники. В это время мы с невестой очень часто целовались по требованию гостей: один говорил: «Не видал, как наши молодые целуются»; другой: «Вино очень горько, надо подсластить», третий еще что-нибудь придумывал. Так прошло не менее часа. Затем начали подавать чай; девушки запели веселые песни, и — пошел пир горой. Около полуночи начался ужин и продолжался часа четыре. В половине ужина меня с невестой вывели из- за стола к девушкам поиграть, попеть и повеселиться. В 6 часов утра веселье кончилось; гости разъехались по домам. С рассветом и я пошел домой; невеста и девушки провожали меня за ворота с песнями.Начали приготовляться к свадьбе, которая должна была совершиться 10 ноября. За день до этого от невесты пришли к нам вечером девушки с брагой, которую станут поддавать в бане на каменку, когда они последний раз будут парить невесту с прощальными песнями. Потом приехали к нам из дома невесты коробейники и постельницы — четыре мужчины и две женщины с родственником моего будущего тестя. На трех парах лошадей они привезли имение и постель невесты. Сундуки поставили в особо приготовленную в сенях палатку, а постель внесли в спальную, где постельницы и принялись убирать ее. Этих лиц мы хорошо угостили. В этот же день отец мой разослал гонцов к своим родственникам, друзьям и приятелям с приглашением их пожаловать к свадебному столу, который приготовлялся на 80 человек. Отец мой почитался настоящим русским хлебосолом, а потому распорядился, чтобы всего было в изобилии. Накануне свадьбы около полуночи поехал я на кладбище проститься с усопшими сродниками и испросить у покойной родительницы благословения. Это я исполнил с пролитием слез на могиле. 10 числа, к вечеру, собрались к нам все наши родственники и знакомые; священник с диаконом и дьячками тоже пришел. В это время, по обычаю, двое наших холостых сродников посланы были к невесте с 6ашмаками, чулками, мылом, духами, гребешком и проч. Посланных у невесты приняли, одарили платками и угостили. Между тем отец начал меня обувать и в правый сапог положил 3 рубля, для того что, когда моя молодая жена станет разувать меня, то возьмет эти деньги себе. Когда я был одет, отец взял образ Божией Матери, в серебряном окладе, благословил меня им и залился слезами; я тоже прослезился: недаром старики говорили, что свадьба есть последнее счастье человека. Потом благословили меня своими иконами отец крестный, мать крестная и посадили меня в переднем углу, к образам. Все, начиная с отца, со мною прощались, после чего, помолившись Богу, священник повел меня в церковь; за нами следовало несколько человек, называющиеся провожатыми. В церкви народу было множество. Между тем сваха дружка с хлебом-солью поехали за невестой. Здесь на столе находился так же хлеб и соль. Сваха взяла эту соль и высыпала себе, а свою отдала; хлебами же поменялись. Потом невесту, покрытую платком, посадили за стол. После благословения невесты от родителей иконами все с невестою прощались и дарили ее по возможности деньгами. Затем священник вывел невесту из комнаты и поехали в церковь с свахой, дружкою и светчим, который нес образа невестины и восковые свечи. За ними ехали на нескольких повозках мужчины и женщины, называющиеся поезжанами. По окончании таинства брака мы, новобрачные, по обычаю несли образ Божией Матери из церкви в дом моего отца. На улице было совершенно темно; шел большой снег. Народ прорекал, что новобрачные будут счастливы. (Увы! пророчество это не вполне исполнилось.) В доме встретил нас отец с иконою и хлебом-солью: мы приложились к образу и поцеловались с отцом. После этого начался Божией Матери молебен. По окончании молебна сваха нас, молодых, привела в спальню, посадила рядом и дала нам просфору. Так как в настоящий день я и новобрачная постились, то после чаю нам дали немного закусить. Потом сваха убрала голову молодой так, как это бывает у замужних. После этого мы вышли к гостям, и вскоре начался стол или брачный пир. Кушаньев было перемен десять; все в чисто русском вкусе, без всяких супов и соусов. К концу стола подали сладкий пирог, который должны были подносить гостям мы, молодые. Перед этим надели на мою молодую жемчужный кокошник, и я с нею и свахою разносили пирог, а каждый из гостей поздравлял нас с законным браком. Стол окончился далеко за полночь. После того сваха с дружкою увели нас в спальню, убрали постель и заставили мою молодую жену меня разувать; уложили в постель и, пожелав нам доброй ночи, удалились. На другой день встал я рано; дверь оказалась запертою снаружи. Делать нечего, приходилось ждать. Наконец сваха отперла спальню и вместе с дружкою повели нас в баню; дверь за собою опять заперли. Из бани привела нас сваха в спальню, где уже приготовлен был стол. Чрез несколько времени пришла к нам от моего тестя женщина, называемая блинницею, принесла горячие блины и разное пирожное. Мы покушали. После блинницы явилась к нам родственница моей жены с подарками, которыми моя жена должна была дарить моего отца и мачеху. Отец и мачеха, получив эти подарки, отблагодарили ее деньгами. В этот день отец мой пригласил родных и знакомых к на вечер; а я с молодою, свахой и дружкою отправился в гости к тестю. Потом попеременно бывали то Ланины у нас, то мы у них. И тем вся церемония нашей свадьбы кончилась.
Читайте также:  Королевство полной луны: ночная церемония под открытым небом
Comments:
From: me_reme2010-05-16 04:24 am (UTC) (Link)

а дальше не рассказывается почему они не были счастливы?

From: statehistory2010-05-16 11:27 am (UTC) (Link)

У него весьма подробные и интересные мемуары, думаю их отсканировать целиком.Если вкратце — то от притеснений помещика (причём, судя по тем же мемуарам, не то чтобы уж и особо сильным) он решил вместе с женой бежать. Ну и бежал на юг Украины. Занимался торговлей, потом был пойман, посажен в острог, после чего возвращён к помещику. Тот, несмотря на его бегство всё равно выдал ему разрешение на то, чтобы заниматься торговлей и выехать за пределы имения. В итоге после некоторых приключений он вместе семьёй из крепостного состояния себя освободил.В целом складывается впечатление, что жизнь то он прожил насыщенную и вовсе не несчастливую.

В мемуарах не раскрываются его взаимоотношения с женой — но, по крайней мере, ничего плохого он про неё не пишет.

From: afanarizm2010-05-17 07:09 pm (UTC) (Link)

видимо, имеется в виду не их семейная жизнь, а нижеописанные приключения с побегом и пр.

From: afanarizm2010-05-17 07:11 pm (UTC) (Link)

интересно, что про внешность ничего нет. и, кстати, своих чувств к невесте не описывает — понравилась ли, нет. вроде как и не особенно важно это было.

а так интересно, я за дальнейшие отрывки :о)

Ссылка на основную публикацию