Матильда и другие: романы русских балерин

Анна Павлова

1881-1931

Головокружительный роман балерины Анны Павловой и барона Дандре, породивший множество толков и сплетен, начался в феврале 1906 года. На сцену Мариинского театра вынесли огромную корзину цветов от неизвестного поклонника и поставили к ногам раскланивавшейся примы.

Корзины и подарки не были для балерины в новинку – но раньще к их сопровождали записки с мольбами о свидании от самых высокопоставленных мужчин. С этого дня анонимные корзины цветов и подарки исправно поступали балерине — странные ухаживания продолжались почти четыре года.

Знакомство с тайным поклонником произошло, когда в 1910 году российская звезда вернулась в Петербург из Лондона, где была на гастролях. 

Матильда и другие: романы русских балерин

Барону Виктору Дандре, статскому советнику, председателю ревизионной комиссии Петербургской городской думы, потомку древнего французского рода, осевшего в России, на этот момент исполнилось 35 лет. Он был красив, богат и талантлив.

Правда, его талант не имел отношения к искусству — он был дельцом с нежным сердцем. Роман Павловой и Дандре обсуждали не меньше, чем в свое время связь Матильды Кшесинской и цесаревича Ники. Поговаривали даже, что влюбленные обвенчались.

Матильда и другие: романы русских балерин

На самом деле Дандре не собирался жениться. Он был щедр на подарки, снял для Анны роскошные апартаменты, но этим и намеревался ограничиться. Когда балерина поняла это, она съехала со съемной квартиры и порвала отношения с Виктором.

Поездка на гастроли за границу помогли Анне забыть печальную историю лучше ночных рыданий в подушку — ее пригласил Сергей Дягилев, решивший, что лучшей партнерши для премьера его труппы, блистательного Вацлава Нижинского, не найти.

Павлова и Нижинский, действительно, стали звездами легендарных «Русских сезонов» в Париже.

Матильда и другие: романы русских балерин

Вскоре в Петербурге разразился громкий скандал, в центре которого оказался Виктор. Его обвинили в крупных аферах и получении взяток, злые языки впутали туда и Павлову. Дандре был предан суду, после которого выплатил штраф 30 тысяч рублей (огромные по тем временам деньги) и дал подписку о невыезде.

Но уже через несколько недель он с чужими документами в кармане входил в вестибюль лондонской гостиницы, где остановилась Павлова.

Гастроли не вылечили Анну от любви — к тому времени, когда Виктор появился в Лондоне, Анна уже покинула Дягилева и, подписав контракт с агентством «Браффл», выступала в британской столице.

Есть сведения, что она приняла тяжелые условия англичан — давать по несколько концертов в неделю, танцевать на любых площадках ради фантастических гонораров. Деньги нужны были ей для того, чтобы оплатить услуги адвоката Дандре, внести за него штраф, а потом помочь тайно покинуть Россию.

Матильда и другие: романы русских балерин

Путь на родину барону был заказан, капиталов у него не осталось. Вот тут и пригодился его талант предпринимателя. Когда контракт с «Брафф» истек, Дандре стал импресарио балетной труппы, которую организовала его жена – ее гастроли всегда сопровождал оглушительный успех.

Матильда и другие: романы русских балерин

Ольга Спесивцева

1895-1991

В 1919 году Ольга Спесивцева, начинающая балерина родом из Ростова-на-Дону стремительно превратилась в приму Мариинского театра, на нее посыпались главные партии в «Корсаре», «Баядерке», «Эсмеральде». На ремьере «Жизели», которая станет легендарной, Ольгу, как часто бывает, всего лишь попросили заменить заболевшую приму и Спесивцева быстро подготовила сложнейшую партию.

Матильда и другие: романы русских балерин

 Петроград полюбил молодую танцовщицу: ее худоба, изящество, некоторая манерность движений, прямые черные волосы и горящие темные глаза делали Ольгу идеальной героиней декаданса. Сколько мужчин пало к ее ногам?! Десятки, сотни? Поджидающие у театра толпы, неисчислимое количество любовных записочек, приколотых к роскошным букетам.

Матильда и другие: романы русских балерин

Среди поклонников были знаменитости и те, кто ими скоро станет: молодой Шостакович, Мандельштам, Гумилев, Чуковский. Ей посвящали стихи и музыку: композитор Богданов-Березовский называл Спесивцеву Stella montis — Высокая звезда, художник Владимир Дмитриев хотел из-за нее стреляться.

Матильда и другие: романы русских балерин

Да что влюбленные юноши – Аким Львович Волынский, маститый искусствовед, писатель и критик, эрудит, каких мало, почетный гражданин города Милана, из-за любви к Ольге Александровне в шестьдесят лет встал к балетному станку! Но вскоре Волынский оставил Спесивцеву, устав от ревности и не сумев смириться с армией настойчивых воздыхателей, атакующих Ольгу со всех сторон.

Матильда и другие: романы русских балерин

Следующий кавалер Ольги – влиятельный черноволосый красавец Борис Каплун, сделавший при новой власти отличную карьеру, став к двадцати пяти годам крупным хозяйственником, управляющим делами Петроградского Совета.

И вот, всем многочисленным поклонникам, пылким и восторженным, всем долгим беседам об искусстве, всем картинам, стихам и романсам она предпочла роман с новой властью. Ей казалось, что железные объятия самые надежные.

Странный и трагический союз балерины и чекиста, наверное, не был случайным – ведь власть, даже самая кровавая и жестокая, нуждалась в красоте, а красота – в защите. Борис Каплун слыл любителем искусств, и балета в особенности.

Он приложил определенные усилия, чтобы воспрепятствовать закрытию Мариинского театра, где в благодарность за ним была закреплена особая ложа. Но постоянство было несвойственно Ольге – вскоре она рассталась с Борисом, который организовал ее эммиграцию, за что его постигли крупные неприятности. 

Тамара Карсавина

1885-1978

Тамара Карсавина выросла в интеллигентной семье. Ее мама Анна Иосифовна была внучатой племянницей знаменитого писателя и философа-славянофила Алексея Степановича Хомякова.

Но отец ее — Платон Карсавин, танцовщик Мариинского театра, а затем преподаватель Театрального училища, был против того, чтобы дочь шла по его стопам, Он считал, что у нее не «балеринский характер», что она слишком деликатна и застенчива и не сможет защитить свои интересы. И все же, поддерживаемая матерью, девочка стала готовиться к поступлению в училище.

Матильда и другие: романы русских балерин

После окончания Театрального училища в 1902 году Карсавина была зачислена в кордебалет Мариинского театра. В кордебалете она танцевала недолго, очень скоро ей стали поручать сольные партии. Но успех пришел не сразу.

Она не походила на идеал балетной премьерши, олицетворением которого в то время была Матильда Кшесинская. У Карсавиной не было такого виртуозного блеска, напористости.

Ей были присущи другие черты — гармония, мечтательность, томная грация. 

Именно эти томность и грация завоевывала мужские сердца: за Карсавиной ухаживал знаменитый питерский донжуан Карл Маннергейм (тот самый государственный деятель Финляндии, что построил линию Маннергейма, в начале века он был офицером царской армии). Ею безумно увлекся лейб-медик двора Сергей Боткин, позабыв ради Тамары жену, дочь основателя галереи Павла Михайловича Третьякова. Хореограф Фокин три раза делал ей предложение, получая отказ. 

С другой стороны современники балерины утверждали, что интеллектуальность и начитанность Тамары, небывалые для балерины и вообще женщины тех лет, периодически отпугивали потенциальных поклонников. В результате Карсавина вышла замуж за небогатого дворянина Василия Мухина, пленившего ее добротой, знанием музыки и страстью к балету. 

Брак длился до тех пор, пока в 1913 году балерина не пришла на прием в посольство Великобритании. Там она познакомилась с Генри Брюсом, начальником канцелярии посольства в Петербурге. Брюс влюбился отчаянно, увел Тамару из семьи, она родила ему сына Никиту и в 1915 году стала женой британского дипломата.

Они прожили вместе более тридцати лет. Впоследствии Брюс, как он в конце жизни написал в мемуарной книге «Тридцать дюжин лун», досрочно прервал дипломатическую карьеру ради триумфов любимой жены: «Несмотря на эгоизм, свойственный мужчинам вообще, у меня не было никаких амбиций, кроме желания находиться в тени Тамары».

Танцы со звездами: романы русских балерин | Остров невест

1881-1931

Головокружительный роман балерины Анны Павловой и барона Дандре, породивший множество толков и сплетен, начался в феврале 1906 года. На сцену Мариинского театра вынесли огромную корзину цветов от неизвестного поклонника и поставили к ногам раскланивавшейся примы.

Корзины и подарки не были для балерины в новинку – но раньще к их сопровождали записки с мольбами о свидании от самых высокопоставленных мужчин. С этого дня анонимные корзины цветов и подарки исправно поступали балерине — странные ухаживания продолжались почти четыре года.

Знакомство с тайным поклонником произошло, когда в 1910 году российская звезда вернулась в Петербург из Лондона, где была на гастролях. 

Матильда и другие: романы русских балерин

 Барону Виктору Дандре, статскому советнику, председателю ревизионной комиссии Петербургской городской думы, потомку древнего французского рода, осевшего в России, на этот момент исполнилось 35 лет. Он был красив, богат и талантлив.

Правда, его талант не имел отношения к искусству — он был дельцом с нежным сердцем. Роман Павловой и Дандре обсуждали не меньше, чем в свое время связь Матильды Кшесинской и цесаревича Ники. Поговаривали даже, что влюбленные обвенчались.

Матильда и другие: романы русских балерин

 На самом деле Дандре не собирался жениться. Он был щедр на подарки, снял для Анны роскошные апартаменты, но этим и намеревался ограничиться. Когда балерина поняла это, она съехала со съемной квартиры и порвала отношения с Виктором.

Поездка на гастроли за границу помогли Анне забыть печальную историю лучше ночных рыданий в подушку — ее пригласил Сергей Дягилев, решивший, что лучшей партнерши для премьера его труппы, блистательного Вацлава Нижинского, не найти.

Павлова и Нижинский, действительно, стали звездами легендарных «Русских сезонов» в Париже.

Матильда и другие: романы русских балерин

Вскоре в Петербурге разразился громкий скандал, в центре которого оказался Виктор. Его обвинили в крупных аферах и получении взяток, злые языки впутали туда и Павлову. Дандре был предан суду, после которого выплатил штраф 30 тысяч рублей (огромные по тем временам деньги) и дал подписку о невыезде.

Но уже через несколько недель он с чужими документами в кармане входил в вестибюль лондонской гостиницы, где остановилась Павлова.

Гастроли не вылечили Анну от любви — к тому времени, когда Виктор появился в Лондоне, Анна уже покинула Дягилева и, подписав контракт с агентством «Браффл», выступала в британской столице.

Есть сведения, что она приняла тяжелые условия англичан — давать по несколько концертов в неделю, танцевать на любых площадках ради фантастических гонораров. Деньги нужны были ей для того, чтобы оплатить услуги адвоката Дандре, внести за него штраф, а потом помочь тайно покинуть Россию.

Матильда и другие: романы русских балерин

Путь на родину барону был заказан, капиталов у него не осталось. Вот тут и пригодился его талант предпринимателя. Когда контракт с «Брафф» истек, Дандре стал импресарио балетной труппы, которую организовала его жена – ее гастроли всегда сопровождал оглушительный успех.

Матильда и другие: романы русских балерин 1895-1991

 В 1919 году Ольга Спесивцева, начинающая балерина родом из Ростова-на-Дону стремительно превратилась в приму Мариинского театра, на нее посыпались главные партии в «Корсаре», «Баядерке», «Эсмеральде». На ремьере «Жизели», которая станет легендарной, Ольгу, как часто бывает, всего лишь попросили заменить заболевшую приму и Спесивцева быстро подготовила сложнейшую партию.

Читайте также:  Михаил Турецкий выдал замуж дочь: главные фото с торжества

Матильда и другие: романы русских балерин

 Петроград полюбил молодую танцовщицу: ее худоба, изящество, некоторая манерность движений, прямые черные волосы и горящие темные глаза делали Ольгу идеальной героиней декаданса. Сколько мужчин пало к ее ногам?! Десятки, сотни? Поджидающие у театра толпы, неисчислимое количество любовных записочек, приколотых к роскошным букетам.

Матильда и другие: романы русских балерин

 Среди поклонников были знаменитости и те, кто ими скоро станет: молодой Шостакович, Мандельштам, Гумилев, Чуковский. Ей посвящали стихи и музыку: композитор Богданов-Березовский называл Спесивцеву Stella montis — Высокая звезда, художник Владимир Дмитриев хотел из-за нее стреляться.

Матильда и другие: романы русских балерин

 Да что влюбленные юноши – Аким Львович Волынский, маститый искусствовед, писатель и критик, эрудит, каких мало, почетный гражданин города Милана, из-за любви к Ольге Александровне в шестьдесят лет встал к балетному станку! Но вскоре Волынский оставил Спесивцеву, устав от ревности и не сумев смириться с армией настойчивых воздыхателей, атакующих Ольгу со всех сторон.

Матильда и другие: романы русских балерин

 Следующий кавалер Ольги – влиятельный черноволосый красавец Борис Каплун, сделавший при новой власти отличную карьеру, став к двадцати пяти годам крупным хозяйственником, управляющим делами Петроградского Совета.

И вот, всем многочисленным поклонникам, пылким и восторженным, всем долгим беседам об искусстве, всем картинам, стихам и романсам она предпочла роман с новой властью. Ей казалось, что железные объятия самые надежные.

Странный и трагический союз балерины и чекиста, наверное, не был случайным – ведь власть, даже самая кровавая и жестокая, нуждалась в красоте, а красота – в защите. Борис Каплун слыл любителем искусств, и балета в особенности.

Он приложил определенные усилия, чтобы воспрепятствовать закрытию Мариинского театра, где в благодарность за ним была закреплена особая ложа. Но постоянство было несвойственно Ольге – вскоре она рассталась с Борисом, который организовал ее эммиграцию, за что его постигли крупные неприятности. 

 1885-1978

 Тамара Карсавина выросла в интеллигентной семье. Ее мама Анна Иосифовна была внучатой племянницей знаменитого писателя и философа-славянофила Алексея Степановича Хомякова.

Но отец ее — Платон Карсавин, танцовщик Мариинского театра, а затем преподаватель Театрального училища, был против того, чтобы дочь шла по его стопам, Он считал, что у нее не «балеринский характер», что она слишком деликатна и застенчива и не сможет защитить свои интересы. И все же, поддерживаемая матерью, девочка стала готовиться к поступлению в училище.

Матильда и другие: романы русских балерин

 После окончания Театрального училища в 1902 году Карсавина была зачислена в кордебалет Мариинского театра. В кордебалете она танцевала недолго, очень скоро ей стали поручать сольные партии. Но успех пришел не сразу.

Она не походила на идеал балетной премьерши, олицетворением которого в то время была Матильда Кшесинская. У Карсавиной не было такого виртуозного блеска, напористости.

Ей были присущи другие черты — гармония, мечтательность, томная грация. 

 Именно эти томность и грация завоевывала мужские сердца: за Карсавиной ухаживал знаменитый питерский донжуан Карл Маннергейм (тот самый государственный деятель Финляндии, что построил линию Маннергейма, в начале века он был офицером царской армии). Ею безумно увлекся лейб-медик двора Сергей Боткин, позабыв ради Тамары жену, дочь основателя галереи Павла Михайловича Третьякова. Хореограф Фокин три раза делал ей предложение, получая отказ. 

 С другой стороны современники балерины утверждали, что интеллектуальность и начитанность Тамары, небывалые для балерины и вообще женщины тех лет, периодически отпугивали потенциальных поклонников. В результате Карсавина вышла замуж за небогатого дворянина Василия Мухина, пленившего ее добротой, знанием музыки и страстью к балету. 

 Брак длился до тех пор, пока в 1913 году балерина не пришла на прием в посольство Великобритании. Там она познакомилась с Генри Брюсом, начальником канцелярии посольства в Петербурге. Брюс влюбился отчаянно, увел Тамару из семьи, она родила ему сына Никиту и в 1915 году стала женой британского дипломата.

 Они прожили вместе более тридцати лет. Впоследствии Брюс, как он в конце жизни написал в мемуарной книге «Тридцать дюжин лун», досрочно прервал дипломатическую карьеру ради триумфов любимой жены: «Несмотря на эгоизм, свойственный мужчинам вообще, у меня не было никаких амбиций, кроме желания находиться в тени Тамары».

Другие интересные статьи Вы можете найти в блоге: http://ostrov-nevest.ru/blog/interesnoe-i-neobychnoe-na-svadbax

Источник

Не только Матильда. У кого из русских императоров были любовницы-балерины

Историю любовных отношений Матильды Кшесинской и Николая II за последний год уже, кажется, рассмотрели со всех углов. А фильм Алексея Учителя станет не более чем финальным аккордом.

Между тем с конца XVIII века постельными отношениями русского государя или наследника престола с балериной было никого не удивить.

Начиная с Павла I, сына Екатерины II, государи крутили романы с красотками в балетных пачках.

https://www.youtube.com/watch?v=7lFCjyRGqfo

Павел I имел «особую расположенность» к приме хореографической труппы петербургского Каменного театра Настасье Бериловой. Историки указывают, что особенно ему нравилось, когда фаворитка исполняла мужские роли.

Будущий правитель впервые увидел 18-летнюю балерину в 1794 году. Дело в том, что по окончании учёбы Берилова выступала на сценах в том числе Большого и Эрмитажного театров в Петербурге и Гатчинского театра в составе петербургской императорской труппы.

По легенде, в 1796 году Берилова в Гатчине отправилась ко дворцу на свидание с одним из офицеров. Внезапно около дворца она столкнулась с Павлом I, который спешил на развод караула.

Император спросил, куда торопится его дорогая танцовщица, та ответила — на развод, уж больно нравится. Тогда уже государь решил «побаловать» девушку и её коллег заодно: он издал приказ, по которому вся императорская балетная труппа обязана была присутствовать при каждом разводе войск у дворца.

Роман танцовщицы и императора, если он вообще имел место быть, закончился в 1798 году.

Тогда в Петербург из Франции прибыла семья артистов: балетмейстер Пьер Пекен Шевалье, его супруга оперная певица Луиза и брат женщины — балетный танцовщик Огюст Пуаро.

По легенде, Луиза и стала одной из любовниц императора и была ей вплоть до переворота. Что касается Бериловой, она скончалась в 28 лет от туберкулёза.

Матильда и другие: романы русских балерин

Коллаж © L!FE ©РИА Новости, Wikipedia.org Creative Commons

Императором, который среди современников прославился как знатный любитель балерин, был как раз Николай I. В его личную «труппу» записывают не менее семи танцовщиц. Впрочем, ни одни отношения не продлились долго.

Именно при Николае I царило условное понятие «балетный гарем». Дело в том, что все любовницы императора вполне знали о существовании друг друга и не особенно скрывали свою приближённость к телу.

Интересно, что в любовницы к себе императоры предпочитали определять девушек, которые только выпустились из училища. Так, в 1833 году Софья Дранше становится «главной фавориткой». Она получает главные партии, деньги, содержание, императорские премии. Это всё помимо презентов от самого императора.

Однако примерно через год государю опостылела любовница, и он решает её выдать замуж. По другой версии, жениха начали подыскивать после того, как балерина объявила о своей беременности. Супруг нашёлся в той же императорской балетной труппе — им стал артист Василий Самойлов.

За девушку дали приданое в виде трёх тысяч рублей (которые, кстати, выплачивали из бюджета императорского театра). Оклад Самойловой увеличили до 700 рублей в год, 200 рублей — на жильё.

Кроме того, ей выплатили компенсацию в размере 300 рублей (в общей сложности получается более полумиллиона рублей на современные деньги).

Николай I стал крёстным отцом, по слухам, своего же ребёнка. На рождение дочери он якобы преподнёс бриллиантовую розу, которую «официальный» отец прокутил. Сейчас драгоценный подарок якобы находится в руках частных коллекционеров. Отметим, что всё это может быть не более чем слухами, так как официальных упоминаний о рождении в семье балерины и актёра детей не встречается.

Сама же балерина оставила службу в театре в 38 лет, заболев тяжёлой формой чахотки. Тогда её выхаживал императорский доктор. Спустя семь лет женщина скончалась от осложнений.

Вторым существенным увлечением императора стала балерина Наталья Аполлонская. Причём изначально Николай был лишь покровителем 11-летней девочки, которая обладала редким даром — в этом правитель был уверен.

Со временем ребёнок вырос в красивую девушку: к 1839 году 20-летняя Наталья занимает место в постели императора. А на сцене она танцует партии с такими по тем временам звёздами балета, как Мария Тальони и Николай Гольц. Критики…

да какие критики, если её называли тогда гением русского балета, опасаясь попасть в немилость к Николаю.

Счастье длилось несколько лет, после чего «по императорской традиции» бывшую любовницу выдали замуж. За неё дали приданое, о котором балерина и мечтать не могла — 40 тысяч рублей (около 10 млн на современные деньги). В супруги был выбран известный тогда артист Алексей Максимов.

Как уверяют историки, император также в качестве «главных фавориток» выделял Варвару Волкову, Марью Сысоеву, Марию Новицкую и Ольгу Шлефохт. И это только те, о ком сохранились хотя бы какие-то упоминания.

Существует легенда, что в 1872 году Александр II познакомился с 18-летней балериной Александрой Симской. Девушка довольно быстро обаяла императора, что заметили в балетной среде. Симской объявили, что она будет исполнять главную партию в балете «Царь Кандавл», планировали сделать примой. Однако через несколько месяцев император охладел.

Это не прошло мимо внимательных глаз. В результате с планами стать примой танцовщица попрощалась, а в 20 лет, в 1874 году, и вовсе завершила карьеру. После этого её след теряется, известно лишь, что она умерла в сумасшедшем доме.

Константин Николаевич Романов (младший брат Александра II) жил вместе со своей возлюбленной Анной Кузнецовой.

Матильда и другие: романы русских балерин

Коллаж © L!FE © flickr / John Spade, Wikipedia.org Creative Commons

Великий князь познакомился с балериной императорского Мариинского театра после её выступления в конце 1860-х. О том, как развивался роман, свидетельств не сохранилось, однако известно, что в 1868 году они уже начали жить вместе. У пары был собственный дом на Английском проспекте, дача в Павловске, рядом с великокняжеским дворцом. В 1873 году у них родился первенец.

Константин Николаевич был старше балерины на 20 лет — когда они познакомились, ему уже было под 40, а ей только исполнилось 18. К тому моменту великий князь был 20 лет как женат на собственной троюродной сестре Александре Иосифовне.

Читайте также:  Beauty-уход: как ухаживать за кожей летом

О том, что у него есть любовница, император объявил супруге, попросив «соблюдать приличия» (это значило не разводиться, но жена должна была уехать из Петербурга).

В итоге женщина отправилась на дачу в Павловск, где и жила после расставания с супругом.

Князь не скрывал того, что у него две женщины. «Одна у меня — жена законная, а другая — любимая», — говорил он.

У пары родились пятеро детей. Им не могли дать фамилию Романовы, так как все были не от официальной супруги, поэтому дети стали Князевыми.

Читать онлайн "Матильда Кшесинская и любовные драмы русских балерин" автора Шахмагонова Александра Николаевна — RuLit — Страница 1

А. Н. Шахмагонова

Матильда Кшесинская и любовные драмы русских балерин

Знак информационной продукции 12+

© Шахмагонова А. Н., 2017

© ООО «Издательство «Вече», 2017

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2017

«Вспомнишь и лица, давно позабытые…»

Раннее зимнее утро. За вагонным окном Франция.

Поезд мчится, рассекая туманную пелену, мчится сквозь меняющиеся пейзажи, иногда так похожие на далекие, российские.

В купе женщина. Немолодая, далеко немолодая, этак лет… Нет, нет, стоп. Возраст женщины называть не принято, да и количество прожитых лет зачастую, называй или не называй, ничего не дает.

На лице – следы былой красоты. Впрочем, былой ли? Ведь бывает красота, которая не становится былой долгие годы. Бывает красота вечной, то есть дарованной Богом на весь век земной. Такое случается у женщин одухотворенных, женщин, проживших достойно, достойную жизнь.

Купе удобно, уютно. Женщина в купе одна. Она одна уже не только в купе, она одна в жизни, по, увы, не зависящим от неё причинам. Она, словно последняя из могикан, если перефразировать название известной книги.

Женщина смотрит в окно вагона, а за окном – нивы, которые кажутся в тумане печальными. Нивы – широкие поля… Здесь они редкость, а потому женщина смотрит на них, не отрывая взгляда. О, как этот пейзаж напоминает Россию!

Она – русская. До мозга кости русская. Она тоскует по России. Она русская, хотя от рода польского. Имя её – Матильда Кшесинская. Если точно – Матильда Феликсовна Кшесинская, а теперь вот – светлейшая княгиня Романовская-Красинская… Но это теперь. Всему миру она известна именно как Матильда Кшесинская.

Она любуется заснеженным пейзажем и включает небольшой портативный магнитофон, который любит возить с собой. В купе мягко вливаются звуки романса и слова, такие вдохновенные и чарующие…

Утро туманное, утро седое,Нивы печальные, снегом покрытые…Нехотя вспомнишь и время былое,Вспомнишь и лица, давно позабытые.

Боже! Как трогают душу, как заставляют замереть сердце эти проникновенные слова Ивана Сергеевича Тургенева, такого родного своей любовью к России, к русскому языку… Здесь, на чужбине, именно великолепный, чистый, живой русский язык Тургенева, Бунина, Телешева, Пришвина спасает от окружающего гавканья «двунадесяти язык» Европы.

А в её памяти лица… Лица, хоть и давно ушедшие, но не позабытые. Боже! Сколько лет прошло, как давно она рассталась с Россией! Она покинула её в 1920-м, покинула совсем ещё молодой женщиной. Да, да, к ней можно вполне – и это будет справедливо – отнести словосочетание «совсем ещё молодой», потому что она – Кшесинская.

Она глядит в окно, прикидывая, сколько же лет минуло, но она ещё не знает, потому как такого никому не дано знать, что 48 лет, в которые она уехала из России, даже ещё не половина того жизненного пути, который отмерил ей Всевышний на земле.

А романс звучит…

Вспомнишь обильные страстные речи,Взгляды так жадно, так робко ловимые.Первая встреча – последняя встреча —Тихого голоса звуки любимые.

Сколько было обильных и страстных речей в её жизни! Сколько было взглядов, жадно и робко ловимых. Романс чарует, завораживает, он настраивает на воспоминания…

И в туманной вуали, что расстилается за окном, мелькают лица. Вот строгое, мужественное лицо русского богатыря, императора Александра III… А рядом юное прекрасное лицо наследника престола цесаревича Николая. Вот картинка первой встречи с цесаревичем и горькое видение встречи последней.

И снова звучат слова, проникающие в самое сердце…

Вспомнишь разлуку с улыбкою странной,Многое вспомнишь родное, далёкое,Слушая рокот колёс непрестанный,Глядя задумчиво в небо широкое.

Жестокое слово разлука слишком рано ворвалось в её жизнь. Было много разлук, было много потерь в этой жизни. Но первая разлука с любимым особенно памятна, и боль от неё так и не отпускает всю жизнь.

Лица, лица в туманной вуали за окном, и рокот колёс непрестанный, монотонный. А над всем этим – небо. Но сколько и как задумчиво ни гляди в него, оно не такое широкое, не такое бездонное, как в России. А сейчас и вовсе скрытое туманом. И туманом прожитых лет скрыто многое, очень многое, но не лица.

За разлуками – встречи. Вот суровый и мужественный великий князь Сергей Михайлович, чьё нежное сердце, преданное сердце скрыто для многих. А вот совсем ещё юное лицо великого князя Андрея Владимировича и его смущенный, извиняющийся голос – неосторожным движением он уронил бокал, напрочь испортив платье Матильды.

Николай II и Матильда Кшесинская: история любви

В прошлом году, пожалуй, самым скандальным стал фильм «Матильда», затронувший историю взаимоотношений цесаревича Николая и балерины Кшесинской. Копья вокруг этой картины ломались на протяжении всего 2017 года, но споры успокоились почти сразу после выхода «Матильды» на экраны кинотеатров.

К слову сказать, первой публикацией нашего канала как раз был отзыв на вышедший фильм. Но сегодня мы не будем вспоминать эту крайне спорную с исторической точки зрения картину, а постараемся представить настоящую историю взаимоотношений Николая и Матильды.

Матильда Феликсовна Кшесинская родилась в сугубо артистической семье: ее родители, брат и сестра служили балету. По этой дороге пошла и младшая (или, как писали на афишах, 2-я) Кшесинская. Она окончила Императорское балетное училище и поступила в труппу престижного Мариинского театра. Как раз на выпускном спектакле в марте 1890 года, на котором присутствовала вся царская семья, Николай и познакомился с Матильдой. Чуть позже, во время ужина Александр III усадил Кшесинскую между собой и застенчивым наследником, добавив при этом: «Смотрите только не флиртуйте слишком!». К слову сказать, во время этой первой встречи Николай ни разу не проявил особого внимания к юной балерине, а вот в ее душу голубоглазый цесаревич запал. Она начала искать встречи с ним: специально ходила подолгу в местах его прогулок, причем пару раз «случайные» встречи происходили.

Вообще, в это время сердце наследника было занято мыслями о той самой Аликс, будущей императрице Александре Федоровне, на которой он мечтал жениться. А голова и тело были полностью погружены в военную службу и сборы.

Летом 1890 года они вновь повстречались в Красном селе после начала театрального сезона. Дневниковая запись Николая от 17 июля 1890 года гласит: «Поехали в театр… Кшесинская 2-я мне, положительно, очень нравится». С этого момента и начался их четырехлетний роман. Встречи стали происходить чаще, слова и чувства становились глубже: «30 июля. Были в театре… Разговаривал с маленькой Кшесинской через окно». Однако военные маневры и дальнейшие поездки цесаревича сначала в кругосветное путешествие, а потом в Данию разлучили влюбленных до осени 1891 года.

Весь 1892 год их встречи продолжались.

Николай навещал Матильду у нее дома, иногда засиживаясь там допоздна, забегал за сцену к ней во время антрактов, случались и объятия, и поцелуи, но чаще они просто разговаривали по душам и веселились.

Интересно, что одновременно цесаревич не скрывал от Кшесинской своей любви к Алисе Гессенской и намерения жениться на ней. Запись в дневнике от 1 апреля 1892 года:

«Весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в душе. Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г. и постоянно лелею мысль, если Бог даст, когда-нибудь жениться на ней!.. А с лагеря 1890 г. по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К. Удивительная вещь наше сердце! Вместе с тем я не перестаю думать об Аликс Г.».

В августе им вновь пришлось расстаться, а встретились они только зимой 1892 года, но все это время они переписывались.

Новый этап в их романе начался 8 января 1893 года, когда между ними произошел «серьезный разговор»: Матильда и Николай беседовали о «более близком знакомстве», на котором настаивала балерина и от которого не отказывался цесаревич.

Истории неизвестно, случилось ли что-то между влюбленными, но вот что записано в дневнике Николая 25 января 1893 года: «Вечером полетел к моей М. К. и провел самый лучший с нею вечер до сих пор. Находясь под впечатлением её — перо трясется в руках!».

К слову сказать, в отношениях между Аликс и Ники в период с 8 по 25 января тоже чуть было не произошел коренной перелом: гессенская принцесса при встрече с русским наследником отказала ему в свадьбе. Причиной она называла будто бы нежелание поменять религию.

Правда, вряд ли это было настоящей причиной для Аликс, которая не переставала любить Николая. Скорее всего, здесь имел место страх за будущее их общего сына, ведь к этому моменту в ее семье произошло несколько случаев смерти от гемофилии, которой впоследствии заболел их сын Алексей.

С этого момента встречи Малечки (как балерину называл цесаревич) и Николая стали регулярными, а их взаимоотношения оказались известны петербургскому обществу. Чуть ли не каждый день наследник бывал у Матильды и даже оставался ночевать у нее.

Правда, постоянные командировки и отъезды не дали укорениться в Николае более глубокому чувству к Кшесинской: с конца 1893 года он стал охладевать к своей возлюбленной. Встречи становились редкими, дневниковые записи — более сдержанными. Матильда прекрасно понимала, кто был причиной этого.

Но она же прекрасно знала, что в любом случае она выйти замуж за наследника никак не сможет, поэтому особо не сопротивлялась.

Читайте также:  Как выспаться перед свадьбой: 7 эффективных советов

Мечты о женитьбе на Аликс все так же были живы и постоянно бередили душу наследника. И чудо произошло: почти отчаявшийся исполнить свою мечту Николай получил от Алисы Гессенской в апреле 1894 года согласие на брак. С этого момента Малечка пропала и из дневника, и из жизни Николая.

Но напоследок наследник написал ей искреннее письмо, где сказал: «Что бы со мною в жизни ни случилось, встреча с тобою останется навсегда самым светлым воспоминанием моей молодости». Матильда, безусловно любившая Николая, стойко и достойно воспримет это неизбежное событие. В своих воспоминаниях она будет с умилением писать об их романе.

А вот как она отзывалась впоследствии о своей сопернице, Александре Федоровне:

«Мнения могут расходиться на счёт роли, сыгранной императрицей во время царствования, но я должна сказать, что в ней наследник нашёл себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга».

Сердце Кшесинской недолго будет свободно. Вскоре у нее завяжется роман с другим Романовым — великим князем Сергеем Михайловичем, от которого у Матильды будет сын Владимир.

Почти в это же время у нее завяжутся отношения с другим князем — Андреем Владимировичем, с которым роман перерастет в семейную жизнь: уже в эмиграции в 1921 году они поженятся.

А с Николаем они будут встречаться теперь только на официальных мероприятиях.

Таким был этот недолгий роман между балериной и наследником российского престола (интересно, что у этой истории заранее был известен и прописан конец). Они, будучи молоды и полны жизни, любили друг друга, но оба понимали, что это всего лишь временные отношения, которым суждено когда-то окончиться. А нам, живущим сейчас, нужно не исследовать постельные тайны жизни Матильды и Николая, а восхищаться тем, насколько уважительно они вели себя по отношению друг к другу, и учиться этому.

Балетные страсти: как балерины сводили с ума императоров

Самое соблазнительное из театральных искусств – это, конечно, балет. Когда в 1963 году Фидель Кастро посетил СССР, дорогого гостя пригласили в Большой театр, в тот вечер давали «Лебединое озеро». Этот балет хорошо известен даже тем, для кого па-де-де и фуэте – просто набор звуков. Вся постановка пронизана эротизмом, а основные партии балерины танцуют в пачках. Два с половиной часа кубинский лидер наслаждался оголенными ножками балерин. После спектакля Кастро ожидало приятное общение за кулисами. Впрочем, многие советские чиновники знали толк если не в балете, то в балеринах.

«Самый интересный человек в отношении балерин – это был Сергей Миронович Киров, он же Костриков. Жена у него занималась тем, что водила демонстрации с ленинградскими проститутками, боролась за их права, а он постоянно ходил в Мариинский театр. Поэтому после его смерти считалось совершенно правильным, что театр назвали именем Кирова», – рассказывает писатель Александр Мясников.

У Романовых любовь к балету и танцовщицам передавалась по наследству. Все началось с Павла I, который увлекся балериной Анастасией Бериловой. Сын Павла Петровича император Николай I батюшку переплюнул.

Если царю нравилась девушка из труппы, он присылал ей дорогое украшение. Так он намекал, что хотел бы познакомиться поближе. Не обращая внимания на пересуды, император завел целый балетный гарем. Известно о семи любимых танцовщицах Николая Павловича.

Каждая из дам была в курсе, что ветреный император изменяет ей с коллегой по сцене.

«Все великие князья, в том числе наследники престола, общались с балеринами. История как с охотой – нравится тебе, не нравится, ты должен ходить на охоту, потому что это королевский статус, – считает Мясников. – Единственно немного выбивался из этой истории Александр III, потому что он ходил на рыбалку. Ему рыбалка нравилась больше всего».

Балетная школа была настоящим поставщиком двора его императорского величества. Театральное училище, ныне Академия Русского балета им. А.Я. Вагановой, содержалось за счет казны. На правах попечителей российские цари любили наведаться к воспитанницам кузницы очаровательных кадров. В окружении юных барышень императоры пили чай, болтали о том, о сем, возможно, кого-то примечали на будущее

«Что такое танцовщица в те времена? Императорское театральное училище принимало сирот, детей из малообеспеченных семей, – говорит Янина Гурова, историк балета.

– Они всячески старались брать здоровых, обязательно с красивыми зубами, с красивой осанкой, с хорошей речью – понимая, что они воспитывают не только танцовщиц, актрис и музыкантов, выпуская их на императорскую сцену с обязательной службой 10 лет.

Они должны привлекать внимание не только зрителей но и императорской фамилии, от которой зависят субсидии, обеспечение».

Никки и Матильда – самый громкий и скандальный роман на рубеже веков. Он зародился во время чаепития с воспитанницами театрального училища.

Есть мнение, что Матильду Кшесинскую свели с Николаем Александровичем его родители: император Александр III и императрица Мария Федоровна.

Они хотели, чтобы молодой человек раскованней чувствовал себя с женщинами. Будущий император Николай II был невероятно застенчив.

«Этот мимолетный роман с Николаем II мог бы остаться не замеченным, если бы не трагическая судьба всего рода Романовых, если бы не крутой виток в истории Российской Империи, – отмечает Янина Нурова. – А Матильда Феликсовна сделала очень много действительно важных вещей для развития отечественного искусства».

Драматические актрисы тоже были обласканы вниманием противоположного пола. Граф Николай Шереметев женился на актрисе своего крепостного театра Прасковье Жемчуговой. Артистка «Комеди Франсез» мадемуазель Жорж побывала в любовницах Наполеона и императора Александра I, а также сожительствовала с шефом жандармов Александром Бенкендорфом.

Мало кто знает, что своим появлением знаменитые московские бани «Сандуны» обязаны петербургскому Эрмитажному театру. Во времена Екатерины II актриса Елизавета Уранова полюбила своего коллегу по сцене Силу Сандунова. Браку мешал граф Кушелев-Безбородко.

Он домогался юной артистки и не давал молодым пожениться. После очередного спектакля в Эрмитажном театре Уранова бросилась в ноги Екатерине II с мольбами о помощи. И, словно в сказке, похотливый злодей был наказан.

Императрица благословила молодых, а невесту одарила бриллиантовыми серьгами и ожерельями.

«И так как возник конфликт с дирекцией театра, Уранова и Сандунов решили уехать в Москву, – рассказывает Александр Мясников. – Ее тут же приняли в театр, а его никто не хотел брать, потому что он актер был плохой.

Он маялся, маялся и в один прекрасный день приходит и говорит: «У тебя украшений очень много, давай мы их продадим, я куплю на берегу реки Неглинной большой участок земли и построю бани».

Он ее убедил, продал все подарки императрицы и действительно построил бани, которые до сих пор существуют».

В XIX веке танцовщица Екатерина Числова покорила сердце великого князя Николая Николаевича, третьего сына императора Николая I. Ценитель танцевального искусства жил во дворце на Благовещенской площади с семьей, а своей возлюбленной снял квартиру в доме напротив. Когда Числова хотела встретиться с любовником, она зажигала в окне две свечи.

«Числова дома она была тираном, – считает Янина Гурова. – Она позволяла себе запустить туфелькой в великого князя, высказать свое негодование. Танцовщицей она была не первоклассной, не такой, чтобы покорить императорскую сцену своим талантом.

Но покорить мужчину она могла. В итоге она превратила междоусобицы в домашнюю тиранию. После балетной туфельки в ход пошла домашняя утварь, и даже есть свидетельства о том, что великий князь приходил на какой-нибудь светский раут с синяками».

Великого князя Николая Николаевича Екатерине Числовой представил танцовщик Феликс Кшесинский. Через 30 лет после этого знакомства его дочь Матильда начнет свой путь на большой сцене и в большой любви.

Цесаревич Николай, великие князья Владимир Александрович, Сергей Михайлович и Андрей Владимирович – поклонники, покровители и благодетели балерины. От Романовых она получала в подарок особняки, дачи, драгоценности. В театре Матильду Феликсовну прозвали царской ведьмой и старались с ней не конфликтовать.

Она сама выбирала время для своих спектаклей. Выступать предпочитала только в разгар театрального сезона. В остальное время устраивала приемы, любила играть в карты.

«Приезжает блистательная Пьерина Леньяни, очень яркая очень техничная, и делает те самые пресловутые 32 фуэте.

И в тот момент когда каждая балерина пыталась повторить это движение, похвастаться перед всеми, что она не хуже, чем итальянка, единственной, кто не пытался сделать этого на сцене, была Матильда Феликсовна, – отмечает историк балета. – Ей говорили, что она просто не может.

Однажды, выйдя в зал, она встала и сделала 32 оборота, показала, что она может, но никогда не выходила с этим на сцену. Она говорила: «Я не цирковая лошадь и не делаю трюки. Я танцую».

«Мы имеем прекрасный балет, но плохую артиллерию», – так говорили современники Матильды Феликсовны в начале ХХ века. Судачили, что ее объединяет с великим князем Сергеем Михайловичем не только любовь, но и коррупционные махинации. Кшесинская владела акциями Путиловского завода.

Сергей Михайлович был начальником Главного артиллерийского управления. Их обвиняли в сговоре с французскими военными заводами семьи Шнейдоров. Пушки именно этой компании всегда выигрывали конкурсные испытания, хотя немецкие разработки превосходили французские по боевым характеристикам.

И, конечно, все орудия производились на Путиловских заводах.

Конец красивой жизни наступил в 1917-м. Отношение к артисткам и их искусству сильно изменилось. «Все театры советую положить в гроб» – писал Ленин Луначарскому.

Царское преклонение перед изящными танцовщицами осталось в прошлом. Обмельчали и подарки: заграничная косметика и дорогое белье вместо особняков и драгоценностей.

Нередко балеринам приходилось оказывать эскорт-услуги высокопоставленным чиновникам.

Скандалы – обратная сторона театральных романов. Пока влюбленные милуются, труппа бурлит и кипит от негодования. Близкие отношения между двумя артистами нередко вносят разлад в коллектив. А уж если чувства вспыхивают между режиссером и актрисой, то труппу точно будет лихорадить.

Так было сто лет назад в театре Всеволода Мейерхольда. Его супругу Зинаиду Райх коллеги не любили. Ей доставались все главные роли: режиссер был уверен, что актрисе под силу сыграть все. Когда Мейерхольд назначил супругу на роль Гамлета, актеры не выдержали и начали покидать труппу.

Ссылка на основную публикацию