Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

Флорист-дизайнер, демонстратор, сертифицированный судья Европейской флористической организации Florint, судья чемпионата России и региональных конкурсов.

Победитель профессиональных конкурсов: чемпион Международного конкурса Lilleball в Эстонии (2012 г.), чемпион конкурса флористов «Московская весна» (2013 г.), серебряный призёр чемпионата России по профессиональной флористике (2014 г.), чемпион России по профессиональной флористике (2015 г.), бронзовый призёр международного чемпионата Concours Mondial des Fleuristes во Франции (2017 г.).

Занимается флористикой с 2010 года.

Из интервью вы узнаете, почему флористика — это:

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

Дарья Прокофьева

Искусствовед и автор. Пишет о дизайне, искусстве, истории компаний и не только. Любит сферу образования, пересечение культур и иностранные языки. Ходит в музеи, чтобы отдохнуть от рутины. Живёт между Москвой и Парижем.

— Артём, расскажите, как вы стали флористом?

— Случайно. Мой приятель работал в салоне цветов. Магазин был круглосуточный, и мы всей компанией часто заглядывали в гости. Мне очень нравилось наблюдать за работой флористов, и однажды я решил попробовать тоже что-нибудь сделать.

Передо мной поставили ведро с обломками и дали флористическую пену. Я сделал композицию раз, другой. Как-то мне понадобился букет, и я снова приехал в салон своего товарища. Тогда он познакомил меня с директором, сказав, что я и есть Артём, который делал те самые композиции. Так меня пригласили на работу.

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер страница Артёма Салмина в Instagram

— Вы оформляете мероприятия и свадьбы. Почему именно эти направления?

— Когда я начал заниматься флористикой серьёзно, понял, что мне нравится оформлять масштабные мероприятия. Подготовка к ним отнимает много сил, времени и нервов, но в то же время каждый проект требует индивидуального подхода к заказчику. Это всегда новые интересные идеи, техники и приёмы и очень хороший опыт. А когда ты видишь итоговую картинку и довольного клиента, что может быть лучше?

Самое главное в профессии флориста — это эмоции людей. Мы дарим людям настроение.

— Есть ли разница в терминологии — флорист или дизайнер?

— Конечно, разница есть. Флорист — это человек, который непосредственно выполняет композиции из растений. А дизайнером может быть мастер, который этот проект разрабатывает.

Но сейчас трудно разделить эти два понятия. Наша работа очень творческая, материал всегда разный и нередко нас удивляет: появляются новые сорта и расцветки — например, сейчас на рынке много крашеного материала, который даёт интересные цветовые сочетания. Даже в цветочном магазине мы все становимся дизайнерами, чтобы впечатлить клиента.

— А какие сейчас тренды во флористике?

— Тренды меняются очень быстро. Сейчас возвращается то, что было модно десять-двадцать лет назад. На мой взгляд, сегодняшний тренд — смешение стилей, контраст фактур и форм.

В оформлении мероприятий мы используем много природных материалов, смешивая их с экзотическими растениями. Например, часто используем сезонный растительный материал (малину, симфорикарпус, шиповник, берёзу, кизил) и экзотические растения (фаленопсис, ванду, цимбидиум, антуриум, глариозу). Также не уступают свои позиции сухоцветы.

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер страница Артёма Салмина в Instagram

— Букеты и композиции из цветов живут всего несколько дней. В этом прелесть флористики или, наоборот, недостаток?

— Цветы недолговечны, и это, наверно, единственный минус в нашей профессии. С другой стороны, если бы цветы жили вечно, то мы сделали бы по одной композиции или букету и пошли бы по домам. А так у нас всегда есть работа. 🙂

— Можно назвать флористику искусством?

— Да. Но мне кажется правильным разделять коммерческую и высокую флористику. Одно дело, когда мы создаём дизайнерский проект, готовимся к показу или участвуем в конкурсах: тогда у нас есть возможность реализовать свой творческий потенциал.

Другое дело, когда мы работаем в магазине. Там основная задача — сделать то, что понравится клиенту, продать свой товар и получить прибыль. Зачем создавать букеты, которые не востребованы?

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер страница Артёма Салмина в Instagram

— Где проходит грань между флористом-ремесленником и флористом-художником?

— На мой взгляд, этой грани нет. Всё зависит от места, где мы работаем, и от наших клиентов. Конечно, флористу можно и нужно творчески раскрываться. Даже создавая небольшие коммерческие работы, всегда можно добавлять интересные идеи и дизайнерские приёмы.

Но, к сожалению, флорист всегда находится в рамках: это пожелания заказчика, бюджет, ассортимент растительного материала. Так что если вы хотите раскрыть свой творческий потенциал и попробовать что-то новое и интересное, можно участвовать в конкурсах, где флористы выступают именно как дизайнеры.

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер Чистоколенко Светлана / страница Артёма Салмина в InstagramИнтервью с флористом: цветы Беллы Мейер Чистоколенко Светлана / страница Артёма Салмина в InstagramИнтервью с флористом: цветы Беллы Мейер страница Артёма Салмина в Instagram

— Вы много участвуете в конкурсах. Что это вам даёт?

— У каждого флориста свои цели. Кто-то хочет оказаться в нестандартной ситуации, выйти из зоны комфорта и проверить себя на прочность, кто-то хочет самовыражения.

Для меня на первом месте — достижение результата, и для этого, как в большом спорте, нужны предварительная подготовка, множество тренировок и умение справляться со стрессом.

В то же время это возможность раскрыть свой творческий потенциал.

Первый раз я принял участие в международном конкурсе в Таллине и сразу занял первое место. Потом был конкурс «Московская весна» и два чемпионата России по профессиональной флористике. Также я участвовал в международном конкурсе во Франции, это был новый опыт для меня, потому что из семи заданий было шесть сюрпризов.

На сюрпризе всем участникам выдавали одинаковый набор материалов с новым заданием: работу нужно было выполнить за определённое время и без предварительной подготовки.

В некоторых заданиях регламентировали процент того или иного материала или нужно было использовать какое-то конкретное растение. Например, в сюрпризе «Аксессуар для невесты» мы обязательно использовали лист каланхоэ.

Среди других сюрпризов были скульптура, композиция для сада, насекомое, интерьерная композиция и букет на каркасе.

— Что важно для победы?

— Для победы важно всё: профессионализм флориста, психологический настрой перед конкурсом, постоянные тренировки, хорошая команда и поддержка близких. Но в то же время в любом конкурсе присутствует элемент удачи и случая. Работы рассматриваются в соответствии с регламентом конкурса и установленной системой оценок. В каждой оценке есть свои критерии.

Во время конкурсов я стараюсь абстрагироваться от внешнего мира, полностью погрузиться в творческий процесс и настроиться на результат.

— Расскажите о нескольких конкурсных работах. Какая вам особенно нравится? А какая стала вызовом?

— Для меня знаковым стал чемпионат России 2015 года, который принёс мне титул чемпиона. Я долго к нему готовился и хотел бы рассказать о работах с этого конкурса.

Интересная история была связана с оформлением модели. Идея пришла мне, когда я увидел работы питерского дизайнера Елены Ткаченко. Гуляя по Петербургу, в витринном окне я заметил её удивительный платок из ниток и не смог пройти мимо.

Картинка сложилась сама собой: я представил образ русской девушки в кокошнике и платке ручной работы. Для декорации кокошника я решил использовать нитки в цветовой гамме платка.

Из растительного материала выбрал ягоды калины, каланхоэ, бегонию и глариозу.

Самым сложным было задание создать авторский букет на портбукете. Мне показалось слишком простым взять портбукет и поставить туда цветы, я хотел сделать арт-объект. Скажу честно: чтобы прийти к итоговому результату, я разбирал и собирал заново свою работу восемь раз.

Интервью с флористом: цветы Беллы МейерАвторский букет на портбукете. из личного архива Артёма Салмина

— Какая атмосфера на конкурсах флористов? Как на спортивных чемпионатах?

— Все конкурсы разные, и атмосфера тоже разная. Есть профессиональные чемпионаты, куда приходят флористы, ориентированные на результат, есть фестивали, где атмосфера более расслабленная и куда участники приезжают не только соревноваться, но и отдохнуть и пообщаться. А есть онлайн-конкурсы, где флористы вообще не контактируют друг с другом.

— А общаться с другими участниками на конкурсах удаётся?

— Во время выполнения заданий флористы не могут общаться друг с другом, но в перерывах мы обязательно это делаем, ведь конкурс — это не только соревнование, но ещё и новые знакомства, встречи с друзьями и коллегами и обмен опытом.

  • — Любимый цветок?
  • — Тюльпан с заострёнными лепестками.
  • — Любимый приём в создании композиций?
  • — Использование кензана.
  • — Кто вас вдохновляет?

— Флористы Даниэл Ост и Элли Лин. Архитектор Заха Хадид. Дизайнер Александр Маккуин.

  1. — Под какую музыку любите работать?
  2. — Под классическую.
  3. Обложка: Katie / Rawpixel / Annie для Skillbox

Белла Мейер. Дитя цветов Шагала

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
фото flowerschoolny.com

Утро в Нью-Йорке приносит с 11 Ист Стрит запах цветов, бесконечности и русского искусства. Хозяйка студии «Fleurs Bella» — прекрасная Белла Мейер, родная внучка Марка Шагала. Она — одна из самых известных флористов города. Как и все женщины ее рода — неземная, влюбленная в цветочные поля и ангелов.

Раскрашенный автобус развозит по городу собранные ее руками букеты и мечты. «Цветы Беллы» украшают премьеры в Бруклинской академии музыки.

В галерее проходил живописный вечер аукционного дома Sotheby’s, посвященный Шагалу, именно здесь снимали одну из сцен нового фильма с Вуди Алленом «Под маской жиголо».

Белла родилась в Париже, выросла в Швейцарии, ее мать — художница Ида Шагал, дочь Марка Шагала и музы гения Беллы Розенфельд. Отец — Франц Мейер, историк искусств, бывший директор художественного музея в швейцарском Базеле. Сестра Бэлы, Мерет, живет в Европе.

Белла Мейер, выпускница Сорбонны со степенью доктора в области истории искусств, приехала в Нью-Йорк в начале 80-х. «Мое воображение совершенно захватил Нью-Йорк с его джазом, популярной культурой и современным искусством», — расскажет позже Белла.

Здесь она открыла для себя мир художественной сценографии, сочиняя костюмы, маски и кукол для театральных постановок. Однажды попала на цветочный рынок, где была потрясена красотой и текстурой цветов.

Как-то флорист призналась: «Мне понадобилось много лет, чтобы воплотить в жизнь саму себя, и обратить все то, чему я научилась через своего деда, в что-то свое собственное… Я очень горжусь быть его внучкой, потому что очень сильно люблю».

Белла часто вспоминает улыбку своего деда, его рассказы о детстве, и чаще всего — о бабушке, в честь которой ей дали имя.

Читайте также:  Зимняя свадьба: образ невесты

«Нам нравилось слушать, как он говорил о красках, о цвете. Возможно, поэтому я работаю с цветами, с букетами как художник: всегда сначала рисую эскизы моих цветочных композиций.

Я специально изучала свойства разных цветов, чтобы знать, как придать им радостный вид в последние моменты их жизни. Когда у деда спрашивали, почему на его полотнах только букеты, а нет цветов в поле, он отвечал: «Они слишком прекрасны. Я не могу их рисовать». Я понимаю его.

У Марка Шагала цветы — это символ невинности. Это и жизнь, но и последние моменты жизни, потому что цветы сорваны, собраны в букет, и скоро умрут», — говорит Белла. Ее манхэттенская студия и правда напоминает мастерскую художника, где вместо красок и холстов — только цветы.

Каждое утро здесь Белла вдыхает запах бутонов, в этот самый момент немного отрываясь от земли.

© Orloff Russian Magazine

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
фото time-az.com

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
фото daniellaondesign.com

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
фото flowerschoolny.com

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
фото cityroom.blogs.nytimes.com

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
Фото из архива Fleurs Bella

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер
Фото из архива Fleurs Bella

Как живет внучка Марка Шагала и зачем она раздает цветы незнакомцам

Белла Мейер, внучка знаменитого художника Марка Шагала, родилась и выросла в Париже. Там она получила докторскую степень по специальности «средневековая история искусств», после чего переехала жить в Нью-Йорк.

Женщина долгое время работала реквизитором, создавала театральные костюмы и маски, декорируя их цветами. Но в 2005 году она решила поддаться зову сердца и открыть собственную цветочную студию.

Сейчас же хозяйка бутика Fleurs Bella является одним из самых известных флористов в городе.

AdMe.ru решил узнать больше про эту «цветочную фею», от чьих восхитительных букетов просто невозможно оторвать глаз.

Любовь к цвету

С самого детства маленькая Белла обожала наблюдать, как работает ее дедушка. Она могла часами смотреть за тем, как он пишет картины, и слушать рассуждения о значении определенных оттенков красок. Именно Марк Шагал привил Белле любовь к буйству цвета.

Она всегда смотрела на картины, в первую очередь оценивая цветовую палитру полотна, даже когда-то пыталась рисовать сама. Но однажды в 80-х годах женщина попала на цветочный рынок в Нью-Йорке.

Там ее вдруг озарила мысль, что вот они — все краски — прямо перед ней и она может работать с этим инструментом, создавая свои неповторимые полотна.

«Мы жили на юге Франции, когда мама везла нас на машине в гости к дедушке. Мы всегда останавливались в соседней от него деревушке.

Там был рынок, откуда мы всегда выносили огромную охапку цветов — несложных, невычурных, очень простых — и везли к нему.

Он просто боготворил их, он был в совершенном восторге перед этими творениями, которые потом вырастали из вазы и источали эти необычайные цвета».

Белла Мейер

Белла начала создавать костюмы для театральных постановок и прочих перформансов с использованием цветов. Женщина все больше интересовалась особенностью растений и в итоге поняла, что это ее настоящая страсть. Так однажды на Ист-стрит, 11, открылся цветочный бутик под названием Fleurs Bella.

Создание цветочных шедевров

Для Беллы флористика — это искусство, а она настоящий художник. Перед тем как составить букет, женщина, совсем как ее дедушка, всегда рисует эскиз на бумаге, чтобы поиграть с композицией и цветом.

Также в бутике существует правило не закупать слишком много цветов. Белла считает, что главная ценность букетов в том, чтобы они были свежими. Женщина даже специально изучала свойства разных цветов, благодаря чему знает, как продлить их жизнь и красоту, после того как цветы срезали.

Клиенты флористического бутика

Флористический магазин внучки Шагала является одним из самых популярных в Нью-Йорке, поэтому нередко сюда обращаются будущие молодожены с просьбой декорировать свадьбу. Перед тем как приступить к работе, Белла всегда старается лучше узнать жениха и невесту, их характер и предпочтения, так как, по ее мнению, цветы должны подчеркивать особенность пары.

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

У студии Fleurs Bella самые разные клиенты и заказы: от одиночных букетов до оформления огромных банкетов. Нередко сюда обращаются и знаменитости. Так, например, Вуди Аллен снимал в цветочном магазине одну из сцен своего фильма «Под маской жиголо» с Шэрон Стоун и Ванессой Паради в главных ролях.

Мастер-классы в окружении картин Шагала

В своей цветочной студии Белла Мейер часто проводит мастер-классы по составлению букетов. Она рассказывает про особенность каждого цветка, о том, как их гармонично сочетать между собой и подбирать по цвету. Подобные лекции для вдохновения проходят под музыку Моцарта и, конечно же, в окружении проекций картин самого Марка Шагала.

Подарки для прохожих

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

Время от времени Белла берет корзину со своими цветами и выходит на улицы Нью-Йорка, чтобы просто подарить цветы прохожим. Женщина считает, что такой подарок способен внести радость в повседневный день другого человека. «Этот ритуал — дарить цветы — всегда был в моей жизни», — говорит Белла, вспоминая, как в детстве она постоянно дарила букеты своему дедушке Марку Шагалу.

Цветы на подарок Белла выбирает разные, в зависимости от времени года и скрытого символического значения, которое хочет показать незнакомцу. Она дарит цветы и мужчинам, и женщинам, ведь красоты достоин каждый.

Люди же на такой добрый поступок реагируют неоднозначно. Одни пугаются, что женщина, видимо, требует от них денег, и, быстро отнекиваясь, уходят.

Другие же счастливо улыбаются в ответ и благодарят за чудесный подарок, который поднял им настроение.

«В каком-то смысле я требую, чтобы они, несмотря на суетную жизнь, выходя или входя в метро, по дороге ли на работу, сражаясь все время с жизнью, просто взяли цветок от абсолютного незнакомца. Это должно подарить им момент мира, момент радости. Я всегда буду продолжать раздавать цветы».

Белла Мейер

Наследие Шагала

Интервью с флористом: цветы Беллы Мейер

Марка Шагала не стало, когда Белле было 30 лет, поэтому своим воспитанием и взглядами на жизнь она во многом обязана именно ему. Женщина часто наведывается в музеи, где висят картины Шагала, чтобы вновь почувствовать любимого дедушку рядом. Там, возле его полотен, она вспоминает, как при жизни он брал ее за руку и постоянно спрашивал: «Нашла ли ты свой идеал?», «Доверяешь ли ты своему сердцу?» и «Что есть любовь?»

И хотя его уже давно нет рядом, женщина изо дня в день продолжает жить по его установкам, задавая себе все те же три главных вопроса.

А как бы вы отреагировали, если бы на улице незнакомый человек подарил вам цветы?

Манхэттен витебску с любовью – витебский курьер

Представляем: Белла Мейер – талантливый флорист-дизайнер, внучка Марка Шагала

Фото автора (Лана Хэттен)

В Нью-Йорке на Манхэттене есть удивительная студия флористики «Fleurs Bella», поражающая посетителей своим необычным дизайном и красотой. Хозяйка и арт-директор студии – восхитительная Белла Мейер, внучка Марка Шагала, одного из самых ярких и известных художников ХХ столетия.

Белла родилась в Париже, а выросла в Базеле, в Швейцарии, где её отец, Франц Мейер, был директором художественного музея. Её мама, Ида Мейер, была единственной ребенком Марка Шагала и его первой жены Беллы Розенфельд.

«Хотя мы и не жили с дедушкой, – вспоминает Белла, – но он был очень важным человеком в нашей семье. Мы постоянно говорили о нём и его картинах. Мы жили в окружении его картин.

Когда мы приезжали к дедушке на юг Франции, где он жил, мы всегда привозили ему букеты цветов. Он очень любил цветы и часто их рисовал.

Мне всегда нравилось наблюдать, как он рисует в своей мастерской, тщательно подбирая цвета и оттенки».

После школы Белла изучала историю искусств в Сорбонне. Она любила, когда Шагал приезжал в Париж, и они вместе посещали галереи и выставки, гуляли и говорили об искусстве. «Дедушка был интересным рассказчиком», – вспоминает Белла.

Вскоре после окончания университет и получения докторской степени в области истории искусств средних веков Белла переезжает жить в Нью-Йорк. Город привлёк её современным искусством и джазом.

Поначалу Белла работала дизайнером, создавая костюмы, маски и куклы для театров, пока не побывала на большом цветочном рынке, где стеллажи ломились от огромного количества цветов, и глаза разбегались от их красоты. «Когда я увидела такое богатое разнообразие цвета и текстур, то поняла, что нашла удивительный материал для своего творчества. Это то, что я всегда искала!» – сказала Белла.

В 2003 году она создала небольшую компанию флористики и дизайна, и маленькие букетики цветов от Беллы стали появляться на улицах и в метро. Её муж называл это «Flowers Graffiti!» («цветочное граффити» – прим. «ВК»)

Спустя 6 лет Белла открывает студию «Fleurs Bella» на Манхетенне. Она теперь оставляет маленькие букетики цветов возле двери своей студии на маленьком стульчике с табличкой «Пожалуйста, возьмите цветок». Зачем? Она объясняет: «Мне хочется поделиться красотой и подарить окружающим немного радости, которая особенно нужна в пасмурную погоду».

Читайте также:  3D-мэппинг и другие мультимедийные технологии: рассказывает Sila Sveta

Фото автора (Лана Хэттен)

Её любимые цветы пионы. «Они восхищают меня своим цветом, текстурой и запахом, – она, улыбаясь, продолжает, – но мои вкусы часто меняются, ведь цветы так прекрасны!»

Белла использует в своих композициях не только цветы, но и другие природные материалы, которыми заселена её необычная студия: роскошные ветви и невообразимые стволы деревьев, мох, ползучая лоза, растения с необычными листьями.

Фото автора (Лана Хэттен)

Она рисует эскизы к своим композициям. Белла любит рисовать с раннего детства, и мама была её первым учителем. «Мама очень хорошо рисовала, её работы нравились дедушке».

Инсталляции (так Белла называет свои работы) созданные в её студии, можно увидеть в музеях, галереях, театрах, университетах, академиях и на различных шоу.

Фото с сайта Fleurs Bella, взяты с разрешения Беллы Мейер

Во время нашей встречи Белла и её талантливая команда собирались делать инсталляцию для Бруклинской музыкальной академии. «Я хочу сделать что-то трогательное, как музыка», – произносит она задумчиво.

Каждая композиция Беллы несет её энергию и любовь к цвету, и отражает её богатые фантазии.

Фото с сайта Fleurs Bella, взяты с разрешения Беллы Мейер

Интервью с внучкой Марка Шагала

Белла Мейер (на подиуме), внучка Марка Шагала, выступает на церемонии в ООН по поводу открытия восстановленного витража «Окно мира» Марка Шагала (на заднем плане). Окно было установлено в ООН в 1964 году в честь генерального секретаря ООН Дага Хаммаршёльда. Справа — Шахи Тарур, секретарь ООН по связям с общественностью. Нью-Йорк, 24 октября 2005 г. Photo by Mark Garten

Сначала — биографическая справка. Марк Захарович Шагал (урождённый Мойше Шагал или, как в русских документах, Мовша Хацкелевич Шагалов) родился в 1887 году в местечке Лиозно под Витебском. Живописи учился сначала у витебского художника Юдэля Пэна, потом в Петербурге в школе Николая Рериха, потом у Бакста. Ещё в Витебске Шагал познакомился с Беллой Розенфельд, которая стала его женой и единственной музой. В начале 20-х Шагал работает в московском Еврейском камерном театре. С 1923 года живёт в Париже. А с 1941-го — в Нью-Йорке. С 1947-го — опять в Париже. Умер в Провансе в 1985 году.

В Нью-Йорке живёт внучка Марка Шагала Белла Мейер. Она — доктор искусствоведения. Окончила Сорбонну. Посвятила себя цветочному дизайну. Я напросился к ней в студию.

Белла Мейер рассказала, что очень любит свою работу и с удовольствием выполняет заказы Бруклинской академии музыки (БАМ) по цветочному оформлению премьер и других мероприятий.

— Я люблю театр и всё, что с ним связано. Я считаю себя художником-декоратором. Но для меня материалом служат не краски, а живые цветы. Знаете, я часто во время работы чувствую связь со своим дедом и с мамой, она тоже была художником.

Но чувству композиции, чувству цветового сочетания я училась у деда. И ещё для меня важно знать атмосферу, в которой будет стоять моё произведение. Например, мне заказывают цветочную композицию для празднования премьеры в Нью-Йорке трагедии Шекспира «Макбет».

Я смотрю спектакль, вижу, как он решён, в каких декорациях, в какой световой и цветовой гамме. И этот характер учитываю потом в цветочном дизайне. Например, для вазы в этом случае я выбираю тяжёлый камень, или серый цемент, а не стекло.

А вот этот букет из синих цветов и чёрных листьев я сделала для вечера балета. Мне нравится синий цвет. Раньше он был моим любимым.

Когда я впервые приехала в Витебск, на родину Марка Шагала, меня встретили там большим букетом синих и голубых полевых цветов, потому что это был любимый цвет моего деда. Синий — очень важный для него цвет. Он присутствует во многих его работах.

В принципе, у меня нет цвета, который бы я не любила. Мы говорили на эту тему с дедом. Вернее, это он со мной говорил. Он любил говорить с нами, детьми, о красках. Например, он никак не мог смириться с тем, что чёрный и особенно серый были для него трудными цветами.

Нам нравилось слушать, как он говорил о красках, о цвете. Возможно, поэтому я работаю с цветами, с букетами как художник: всегда сначала рисую эскизы моих цветочных композиций.

Я специально изучала свойства разных цветов, чтобы знать, как придать им радостный вид в последние моменты их жизни.

— Я вижу у вас и сухие цветы. Вы и с ними любите работать?

— Нет, я не люблю сухие цветы, но я и не люблю выбрасывать цветы. Всё имеет свою прелесть. Мне нравятся не только сами цветы, но и стебли. Или вот, например, «Снежные ягоды» (snowberries). Они прекрасны в своих бело-розовых тонах. Я люблю также ярко розовый цвет, и пурпурный, и бордовый. Научилась любить оранжевый.

Посмотрите, какие замечательные краски дарит нам природа! В природе даже безобразное, уродливое тоже прекрасно, как вот это странное тропическое растение, похожее то ли на цепкий хвост волосатой обезьяны, то ли на причудливо загнутую деку струнного инструмента. Иногда я в букетах использую плоды деревьев или кустов. Мне нравится сочетание тёмно-зелёного с ярко-зелёным.

Когда у деда спрашивали, почему на его полотнах только букеты, а нет цветов в поле, он отвечал: «Они слишком прекрасны. Я не могу их рисовать». Я понимаю его. У Марка Шагала цветы — это символ невинности. Мы видим букетик то в руках невесты, то в губах козочки. Всё это немного цирк, а его персонажи — немного клоуны.

В его букетах цветов есть и мистический смысл: это и жизнь, но и последние моменты жизни, потому что цветы сорваны, собраны в букет, и скоро умрут.

— Ваша мама, дочь Марка Захаровича тоже была художником, но об этом мало кто знает…

— Да, очень хорошим художником. В её картинах вы будто из окна смотрите на улицу и видите всё в дымке. Всё эфемерно. Она писала маслом, но было впечатление, что это акварель. Мама работала очень тонкими, маленькими кисточками.

Дед любил её работы, но маме было трудно самоутвердиться. Ведь она была дочерью Шагала, и её всегда сравнивали с ним, говорили: «Нет, это не Марк Шагал». Конечно, она была другой. Но она не могла отстоять себя и ушла в тень.

К тому же она много занималась и детьми, и делами своего отца. Ей было не до себя.

— Она дала вам имя Белла потому, что дед хотел запечатлеть имя любимой жены, или сама ваша мама хотела назвать вас в память о вашей бабушке?

— Она сама дала мне это имя. Её мать умерла преждевременно в 1944 году, когда семья жила в Нью-Йорке. Мама и бабушка были очень дружны. В мамином архиве я нашла много писем. Бабушка Белла и моя мама Ида писали друг другу почти каждый день.

Обсуждали живопись Марка Шагала… Белла и Ида нуждались друг в друге. И ещё до моего рождения было ясно, что если родится дочь, её назовут Беллой. Но появилась не одна дочь, а две.

Поскольку я родилась первой из близнецов, мне первой досталось имя бабушки.

— Я вижу у вас много фотографий, где вы вместе с дедом, Марком Шагалом.

— На фотографиях Марк Шагал почти всегда улыбается. Одна из моих самых любимых фотографий, где мама и дедушка смотрят друг на друга. Он был большой ребёнок и в своих картинах, и в жизни. Детское свойство всему удивляться и во всём видеть красоту — это у нас семейное.

Читайте также:  Свадебные подарки: все, что вы хотели, но стеснялись просить

…Мы с Беллой Мейер проговорили несколько часов. Я рассматривал рисунки Шагала, эскизы, которые редко можно увидеть вне этой студии… Плакаты выставок Шагала… Его автографы…

Этим окружила своё рабочее место Белла Мейер. На улице, рядом с домом стоит ярко раскрашенный микро-автобус. Он — единственный такой в Нью-Йорке. На нём надпись Fleurs Bella.

В нём Белла перевозит свои работы в галерею или заказчикам.

…Вот так живёт и работает жизнерадостный человек, внучка Марка Шагала, не слишком приспособленная к тяготам жизни, иначе зарабатывала бы похоронными венками, а не букетами. Немного наивная, глядящая на мир, будто на цветы, восторженными детскими глазами, как её великий дед.

…У меня было ощущение, что я побывал в гостях у самого Марка Захаровича…

Интервью с флористом Полиной Ченцовой

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. Многие представляют работу флористом как довольно монотонное собирание букетов. Эта история не про вас?

Когда-то я и правда каждый божий день собирала букеты в салоне. Меня хватило ровно на три года. Уволившись, я пошла во фрилансеры, и теперь, помимо ненормированного графика, уже четвертый год у меня случаются командировки в разные страны и города. Иногда маршруты очень необычные: Кувейт, Якутск или Владивосток.

Фрилансер во флористике – это человек, который работает на монтаже мероприятий и свадеб, оформляет витрины, участвует в съемках для журналов и рекламных роликов. Везде, где необходима работа с живыми или искусственными цветами.

WW. Вы любите привозить из путешествий цветы?

Мой жизненный график не позволяет мне пока разводить растения дома, так как поливать я их не успеваю. Из Владивостока и Ниццы привозила пару раз эхиверии, так как это очень неприхотливое растение.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. Вы недавно вернулись из Италии. Если представить эта страну цветком, то это был бы…?

Пассифлора. Я очень ее люблю, и в Италии много домов и заборов покрыты лианами этого растения.

«Если ты флорист-фрилансер, будь готов и к ночным сменам»

WW. Вы часто работаете в исторических локациях. Поделитесь ярким впечатлением с такого проекта.

Все проекты по-своему хороши. Я люблю, когда цветы служат дополнением к антуражу. Работать в исторических виллах Италии – одно удовольствие: тут все пронизано прошлым и эстетикой. В Москве декораторам часто приходится «зашивать» пространства пластиком и баннерами.

Вспоминается проект 2017 года, когда мы оформляли свадебную регистрацию в Италии. В то время я сотрудничала с московской студией декора AboutYou. Это был один из первых выездов заграницу, у всех был эмоциональный подъем, горели глаза.

В итоге зона регистрации получилась невычурной, с гармоничной флористикой. Мы хотели, чтобы конструктив арки слился с пейзажем за счет зеркальной поверхности. Я до сих пор люблю вспоминать этот проект. Было весело и здорово работать.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. Вы сотрудничали с Dior, Gucci, Chanel… Какие плюсы в работе с такими гигантами, кроме пиара?

Надо уточнить, что зачастую я работала как наемный сотрудник в команде у декораторов, которые делали эти проекты. Мне нравится работать с брендами, так как они чаще более креативны и готовы на нестандартные решения. И еще один большой плюс – у них есть бюджет на реализацию этого креатива.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. С какими сложностями сталкивается флорист при работе?

Сложности обычно заключаются в плохом тайминге или его нарушении техническими подрядчиками. Если ты флорист-фрилансер, будь готов и к ночным сменам.

Бывает, работаешь несколько суток подряд без сна и возможности нормально поесть. Вот тут уже пропадает эйфория, и начинаешь осознавать всю сложность этой отрасли. С заказчиками тяжело лишь в одном случае – если клиент не «ваш».

Но ко мне обычно приходят люди, которые понимают мой вкус и стиль работы.

WW. Сможете описать проект мечты?

Поработать на Неделе моды в Европе или в Америке. После этого, я думаю, можно будет уйти на покой (смеется).

Съемка с композитором Кириллом Рихтером. Фото @alekseydunaev, Флористы @borisov_daniil @polina_che, MUA @anastasyatagunova, Видео @annimagines, Одежда @roman_kovalishin ‘s

WW. Поговорим о флористике интерьера. Вы любите украшать свой дом живыми растениями?

С тех пор, как я начала жить в своей съемной квартире, мне захотелось, чтобы дома стояли цветы. Поэтому что-то привожу с демонтажа или покупаю у бабушек.

WW. Вы за живые или искусственные цветы?

В интерьере я не приемлю искусственный цветок. Если хочется долгоиграющую композицию, то сейчас есть огромный выбор сухоцветов, которые впишутся в любой дизайн.

Единственный хороший пример интерьерных искусственных цветов я видела недавно в Амстердаме. Это была красивая крупная ваза из прозрачного стекла с несколькими разными растениями.

Выглядело очень стильно, и такая лаконичность позволяла показать уникальность каждого цветка в композиции.

WW. Может обычный букет цветов сделать интерьер более уютным?

Я вообще любитель простоты и лаконичности. Поэтому монобукет или букет из полевых цветов кажется мне идеальным и самым уютным вариантом.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. Растения подбираются под стиль интерьера или это необязательно?

При подборе цветов или горшечных растений важно понимать, где они будут стоять. Иногда один цветок может придать законный вид всему интерьеру.

Недавно я была в замке Хайклер (Highclere Castle) недалеко от Лондона, где снимали сериал «Аббатство Даунтон».

Интерьер там просто невероятный: утопает в дорогих тканях, которыми декорированы стены, на стенах – картины в золотых рамах, шикарная мебель… Но по-настоящему уютным это место делают горшки с обычной «бабушкиной» геранью.

«Если хочется долгоиграющую композицию, то сейчас есть огромный выбор сухоцветов, которые впишутся в любой дизайн»

WW. Есть ли правила по размещению комнатных растений?

Я не советовала бы ставить чересчур ароматные растения в спальню, чтобы избежать головных болей во время сна.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. А вазы нужно подбирать под интерьер?

Вазы стоит вписать в дизайн проекта, так как ими можно обыграть общую концепцию и атмосферу.

WW. Работали ли вы с фитостенами?

Нет, не довелось. Это достаточно сложная история. В офисах такие решения мне кажутся несколько инородными, а вот наружняя стена 20-ти этажного здания выглядит очень круто и немного постапокалиптично.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

WW. Существует ли цветочная мода?

Она и правда есть, и в основном диктуется Неделями моды. Сейчас весь мир серьезно задумался об экологии, и как результат, в оформлении стали использовать природные элементы. В проектах все чаще можно увидеть горшечные растения, деревья, травы.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

Есть тренд на сухие и стабилизированные растения (прим.ред. натуральные растения, у которых в результате специальной обработки природный сок замещается особым раствором на основе глицерина).

Обесцвеченный сухостой (прим.ред. сухие растения, сохраняющие свои декоративные качества) создает атмосферу натуральности и лаконичности.

А если взять ярко выкрашенные сухоцветы, то можно получить игривую и веселую историю.

Интервью с флористом Полиной Ченцовой Valeria Vorobieva

Мода на цветы непредсказуема благодаря самим флористам. Чем больше специалистов начинают работать с тем или иным цветком или сортом, тем больше они его популяризируют. Например, сейчас возвращается мода на герберы, которую иностранные флористы используют в оформлении букетов и интерьерных композициях.

А вам бы хотелось стать флористом?

Больше историй читайте в рубрике интервью

из личного архива Полины Ченцовой

Вам также будет интересно:

Кирилл Рихтер: «Я все еще смущаюсь громкого звания композитора»

Фотограф Люся Жарикова: «Наши родители не учили нас, как быть осознанными…»

WESTWING TV: урок флористики с декоратором Кристиной Некрасовой

Ссылка на основную публикацию